Імені м. П. Драгоманова



Сторінка3/29
Дата конвертації15.04.2017
Розмір4.89 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29

Література:


1. Світлична В.В. Історія України посібник для студентів не історичних спеціальностей вищих закладів освіти. Друге видання, виправлене і доповнене. – К., “Каравела”. Львів, “Новий Світ – 2000”, “Магнолія плюс”, 2003. – С. 185; Історія України (Дєтков М.В., Іваненко Ю.В., Кладова Г.Д. та ін.). Запоріжжя: Дике поле, 2002. – С. 268; Коваль М.В. Организация украинских националистов (ОУН): уроки истории. // Отечественная история. – 2003. – № 1. – С. 53 – 77.

2. Долбилов М.Д. к.и.н. Воронежский госуниверситет. Рецензія: А.И.Миллер “Украинский вопрос в политике властей и русском общественном мнении (втор.пол. ХІХ века) СПб:Алетея, 2000. – 267 с.// 0течественняя история. – 2002. – № 3. – С. 175.

З. Задорецький П. Фрагмент з діяльності полк. Є.Коновальця за часів його поїздки по Америці. // Євген Коновалець та його доба.-Мюнхен, 1974.-С.836.

4. Державний архів Львівської області (ДАЛО), ф.121, оп.3, спр.1020, арк 17.

5. Бачина-Бачинський Є. Євген Коновалець у Женеві. Витяг із щоденника. //Євген Коновалець та його доба. – Мюнхен, І974 -С.745.

6. Капустянський М. Українська Збройна си­ла й українська національна революція. Саскатун: “Новий Шлях”, 1936. – С. 32-33.

7. Колодзінський М. Українська воєнна доктрина.-Ч.І.-Торонто,І957. – С. 8-9.

8. Ярий Р. Зовнішня політика.//Розбудова Нації,-І930.-Вересень-Жовтень. – С. 225.

9. Центральний державний архів громадських об’єднань (ЦДАГО) України, ф.6,оп.І,спр.265,арк.75.

10. Центральний державний архів вищих органів влади і управління (ЦДАВО) України, ф.3833,оп.3,спр.І,арк. 49.

11. Цит.за: Каменецький І. Українське питання в німецькій зовнішній політиці між двома світовими війнами. // Євген Коновалець та його доба. – Мюнхен, І974. – С. 87І.

І2. Центральний державний історичний архів (ЦДІА) України, м.Львів, ф.344,оп. 1, спр. 78, арк. І8.

І3. ІІрокоп М. Українська справа на тлі підготовки війни І941-І945. // Сучасність. – І96І. – №7. – С. 95.

І4.Кульчицький С.В. Україна між двома війнами (І92І-І939рр).-К.;Видавничий дім “Альтернативи”, 1999. – С.317.

І5. 0рганізація Українських Націоналістів: Збірник статей у 25-ліття ОУН.І929-І954.//На чужині, І955.-С.І60.

І6. Купецький Г. Там де сонце сходить. – Торонто, І988. – С.20.

І7. ЦДІА України, м.Львів,ф.344, оп.І, спр.78,арк. 19.

І8. Ляхович Є. Праця ОУН у Лондоні 1933-35 років. // Визвольний Шлях. – І973. – №10,-С.1188.

І9. ЦДІА України, м. Львів,ф.344, оп.І, спр.132, арк.11.

20. ЦДАГО України, ф.4331, оп.І,спр.2,арк.70.

2І. Україна в Другій світовій війні у документах. 3бірка німецьких архівних матеріалів. – Львів: Ін-т українознавства НАНУ, І997,-Т.І.-С.І7-57; 22. ОУН в світлі постанов Великих Зборів, Конференцій та інших документів з боротьби 1929-1955р. //Збірка документів, 1955,-С.24-27, 31.

23. Україна в Другій світовій війні у документах... – С. 58-89.

24. Кук В. Відновлення Української держави.//Національно-визвольна боротьба 20-50-х років ХX ст.Київ-Львів, І993. – С. 40-4І.

25. Гайвас Я. Воля ціни немає. – Торонто: Срібна Сурма, І97І – С. І56.

26. ЦДАВО України, ф.3833, оп.1, спр.2, арк.7-7зв.

27. Високий Замок. – 2004. – 26 червня. – С.9.



Войцеховский А.А.

К ОЦЕНКЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОУН и УПА

Самые мрачные страницы в историю Второй мировой и Великой Отечественной войн, как и в историю Украины вписали украинские националисты, воевавшие на стороне нацистской Германии против «собственного» народа и других народов антигитлеровской коалиции и превзошедшие в изуверском мастерстве истребления людей даже своих арийских хозяев, замышлявших ради собственного благополучия загнать все человечество в огромный концентрационный лагерь. Вместе с гитлеровцами украинские националисты за годы оккупации Украины уничтожили на территории Украины более 5 миллионов ее мирных граждан и полтора миллиона военнопленных, что составляет треть всего тогдашнего населения УССР. Более 2 миллионов трудоспособных украинцев и украинок были насильно отправлены на каторжный труд в нацистскую Германию. Более 10 млн человек лишились родных и близких, нормальных условий жизни.

Учитывая все это, Международный Военный Трибунал, рассматривавший в Нюрнберге дело по обвинению главных нацистских преступников, квалифицировал НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ в ЗАПАДНЫХ ОБЛАСТЯХ УКРАИНЫ в ГОДЫ ВОЙНЫ как КОЛЛАБОРАЦИОНИЗМ, способствование нацистской Германии в осуществлении ее захватнических планов. Вслед за этим многочисленные трибуналы, рассматривавшие дела на украинских националистов, обвинявшихся в тяжких военных преступлениях, осуждали их как пособников гитлеровских оккупантов.

Однако те только отдельные националисты – бандеровцы и мельниковцы – сотрудничали с гитлеровскими оккупантами. На службе у «третьего рейха» находилась вся Организация украинских националистов (ОУН) со всеми ее вооруженными формированиями, в числе которых наиболее известны 14 гренадерская дивизия СС «Галичина» и так называемая Украинская повстанческая армия (УПА). И это также отмечено в Приговоре Нюрнбергского Международного Трибунала.

Как известно, ОУН сформировалась в 1929 году в среде украинских эмигрантов, находившийся под влиянием фашисткой идеологии. Остов ОУН составили бывшие петлюровские офицеры во главе с Евгением Коновальцем, руководившим в январе 1918 года подавлением восстания киевских пролетариев, поднявшихся против контрреволюционной Центральной Рады. В 1920 году Коновалец сотоварищи создали на территории Австрии и Германии Украинскую войсковую организацию (УВО), ставшую одним из подразделений германской военной разведки – АБВЕР. Идейную основу сотрудничества УВО-ОУН и АБВЕРА составил разрабатываемый германским Генеральным штабом план захвата восточных территорий, в котором украинские националисты усмотрели возможность осуществления своих реваншистских замыслов.

С приходом ко власти в Германии нацистов Организация украинских националистов активно включилась в подготовку к войне. Значительное число ее членов использовалось абвером в подрывной работе против Советского Союза, Польши, Чехословакии и даже США. Их готовили в специальных школах к шпионажу, диверсии и террору. В 1938 году абвером были созданы тренировочные центры для украинских политэмигрантов под Берлином и под Бранденбургом, для подготовки «пятой колонны» для действий в Польше и СССР.

В 1939 году 250 украинских добровольцев проходили специальную подготовку в учебно-тренировочном лагере под Дахштайном. В преддверии крупномасштабных военных действий абвер приступил к вооружению групп ОУН и фольскдойче на советской территории, контрабандным путем перебрасывая им оружие через границу. Как сказано в книге Сергея Чуева «Проклятые солдаты. Предатели на стороне Третьего рейха» (Москва, 2004 г.), украинские добровольцы вербовались с помощью функционеров Украинского центрального комитета (УЦК) в Кракове и его «допоміжних» комитетов во всех крупных городах Польши. Под городами Холм и Бяла Подляска существовали лагеря для украинских беженцев, где сотрудники абверштелле вели опрос и вербовку в диверсионно-разведывательные школы. Действовавшая с 1940 года при абверштелле «Краков» школа ПОДГОТОВКИ РАЗВЕДЧИКОВ и ДИВЕРСАНТОВ комплектовалась из украинцев – жителей Польши, членов ОУН Бандеры и Мельника. После начала Великой Отечественной войны школа была расформирована, большая часть ее агентуры была направлена в Нойхаммер, в соединения абвера «Бранденбург – 800», остальные были направлены на укомплектование фронтовых групп и групп абвера.

Одним из первых крупных украинских формирований был так называемый «Легион полковника Романа Сушко» или «Військовий відділ націоналістів». В немецких документах он значился как Bergbajerrhilfe (ВВН). За этим «горновспомагательным» названием скрывался хорошо вооруженный отряд членов ОУН – мельниковцев численностью 200 человек. Отряд использовался немцами при вторжении в Польшу.

В марте 1940 г. руководство ОУН, используя возможности абвера, отправляет диверсионные группы во Львов и на Волынь для организации саботажа и акций неповиновения. В район Бялы Подляска и Владова также забрасываются группы оуновских диверсантов, большую часть из которых нейтрализуют органы НКВД.

В начале 1941 года в Германии началось создание украинских спецбатальонов «Роланд» и «Нахтигаль». Набор рекрутов осуществляли бандеровцы. Во главе батальона «Роланд» были поставлены бывший польский офицер Евгений Побегущий и немецкий гауптман Новак. 7 июля батальон прибыл для выполнения своих «вспомагательных» функций в город Кимполунг (Румыния), но уже в конце августа он был разоружен и распущен. Причиной явилось провозглашение бандеровцами Акта 30 июня 1941 года о «возрождении украинской государственности» и аресты всех причастных к этому лиц.

Батальон «Нахтигаль» численностью 350 чел. возглавили офицер абвера Роман Шухевич, с немецкой стороны – оберлейтенант Вермахта Герцнер и нацист Теодор Оберлендер. Батальон проходил подготовку в «святая святых» абвера – в соединении спецназначения «Бранденбург» и на полигоне Нойхаммер (Силезия).

Батальон «Нахтигаль» вместе с Первым Бранденбургским батальоном вступил во Львов 30 июня 1941 года. Он занял важнейшие стратегические объекты, главным из которых была радиостанция, передавшая в тот же день в эфир сообщение о провозглашении бандеровского акта о «самостійності України». Затем с благословения митрополита Андрея Шептицкого легионеры «Нахтигаля» вместе с местными националистами приняли участие в кровавой акции гитлеровцев против евреев и поляков. Они, со слов одного из бывших солдат Вермахта Вальтера Брокдорфа, автора книги «Тайные команды Второй мировой войны» (Мюнхен, 1967) «закатили рукава, взяли в зубы длинные ножи и с пеной у рта и с диким гиканием носились по городу в поиске жертв. Первого попавшего еврея предавали жуткой смерти».

За первую неделю июля 1941 года нацисты вместе с украинскими националистами зверски уничтожили более 3 тысяч львовян, среди которых находились известные ученые, врачи, юристы, в том числе ректор Львовского политехнического института академик Соловий, бывший премьер-министр Польши профессор Бартель. Из Львова батальон «Нахтигаль» отправился в свой кровавый поход на Восток. Во всех городах и селах, где побывал «Нахтигаль», он оставил о себе память как в сборище вандалов, резавших и убивавших ни в чем не повинных людей.

В середине августа батальон «Нахтигаль» был отозван в Нойхаммер и там разоружен по той же причине, что и «Роланд» – в связи с аннулированием бандеровского акта о «возрождении украинской государственности» и арестом его инициаторов. Бывшие вояки батальона «Роланд» и «Нахтигаль» были доставлены во Франкфурт-на-Одере и здесь они были включены в формирующийся немцами шуцманшафтбатальон – 201. Командиром этого батальона был назначен майор Евгений Побегущий, его заместителем – капитан Роман Шехевич. Батальон был отправлен в конце 1941 года в Белоруссию для подавления партизанского движения. Он участвовал в боевых операциях эсэсовских войск против белорусских партизан, уничтожил более тысячи населенных пунктов вместе с их жителями. В этом числе оказалась печально известная всему миру Хатынь.

За «боевые отличия» майор Побегущий и капитан Шухевич получили гитлеровские награды. В конце 1942 года шуцманшафтбатальон – 201 по истечению срока контракта был расформирован. Побигущий получил назначение на должность командира полка формирующейся дивизии СС «Галичина». Шухевич стал командующим УПА, генералом-хорунжим.

Помимо батальонов «Роланд» и «Нахтигаль» на стороне гитлеровских войск действовали три походные группы украинских националистов – от 3-х до 5 тыс. чел. в каждой. Они следовали в передовых частях Вермахта под прикрытием документов службы пропаганды немецкой армии. По ходу движения на Восток походные группы наряду с распространением фашистской пропаганды успевали создать местное самоуправление и украинскую милицию. Под предлогом самообороны местного населения.

Одна из таких групп во главе с Степаном Бандерой вошла в город Львов 30 июня 1941 года. Она тут же созвала «представителей украинского народа» из числа бандеровцев и на их собрании в здании львовской «Просвіти» Ярослав Стецко зачитал Акт «возрождении украинской государственности». Стараниями группы во Львове была создана украинская полиция, не замедлившая приступить к вылавливанию и казни евреев, поляков, партийных и советских работников. Однако вскоре немецкие власти аннулировали «самостійність» ОУН, объявив нелегитимным решения «сбора украинских представителей» и отправив под арест всех его инициаторов. Деятельность ОУН была запрещена, после чего вся организация ушла в подполье.

Разгон гитлеровцами бандеровского самозванного правительства – так называемого Українського державного правління – и аннулирование Акта от 30 июня 1941 года преподносится националистическими историками как факт, вынудивший бандеровцев уйти в оппозицию к оккупантам и готовиться к восстанию. Многие люди поверили в эту легенду. Фактически же бандеровцы и мельниковцы оставались такими же верными слугами гитлеровцев, как и были. Об этом говорят факты. Один из них: письмо Теодора Оберлендера, являвшегося политкомиссаром батальона «Нахтигаль» полковнику Э.Лахузену – шефу 2 отдела абвера, от 14 июля 1941 г. Отправитель письма докладывает о том что 12 июля он встречался с руководителем украинского националистического подполья Николаем Лебедем. Последний на вопрос, как он смотрит на проблему сотрудничества после ареста Бандеры и Стецка и аннулирование акта «самостийности» ответил, что он «охотно предоставляет себя в наше распоряжение в интересах совместной борьбы против большевизма и еврейства. Он был бы признателен, если бы соответствующие директивы были доведены нами и до других лиц из украинских кругов Львова».

Гитлеровцы не замедлили заручиться поддержкой и со стороны всех других главарей националистического подполья и прежде всего со стороны Бандеры и Стецка, находившихся в концлагере Заксенхаузен. Отсюда Бандера и Стецко при содействии сотрудников Абвера и других нацистских спецслужб слали письма своему наместнику во Львове Николаю Лебедю. Смысл этих писем сводился к указанию: «Жодного пострілу по німцям. Наш ворог – Москва!». Кроме этого, «узник» концлагеря Стецко, по данным американского историка Джона Армстронга, автор известной книги «Украинский национализм», в 1943 году выезжал в Краков на встречу с Николаем Лебедем, на которой инструктировал его по вопросу о дальнейшем сотрудничестве с немцами.

Как видим «арест» Бандеры и Стецка был хорошо спланированной акцией гитлеровских спецслужб, спасших Бандеру и Стецка от верной смерти и возвысивших их в глазах рядовых националистов, не догадавшихся о тайном сотрудничестве своих вождей с нацистскими спецслужбами.



Другой весьма примечательный факт: – фактическая помощь «Третьему Рейху» вооруженными формированиями украинских националистов – дивизией СС «Галичина» – со стороны мельниковцев и так называемой Украинской повстанческой армией (УПА) – со стороны бандеровцев. При этом дивизия «Галичина» была включена в эсэсовские части – Waffen SS, а так называемая УПА создавалась для вооруженной борьбы с советскими партизанами и наступающими частями Красной Армии. Она также служила интересам «Третьего Рейха», хотя и прикрывалась лозунгами борьбы за построение «самостійної України» и действовала партизанскими, а точнее бандитскими методами. Главным из них был террор против местного населения западных областей Украины. УПА была создана в 1943 году совместными усилиями бандеровцев и нацистов. Главную роль в ее создании сыграла гитлеровская служба военной разведки – Абвер. Еще до войны она подготовила офицерский состав для будущей УПА. Как пояснил бандеровец Анатолий Бедрий в своей брошюре «ОУН и УПА» еще до войны провод ОУН отобрал и направил на «військовий вишкіл» в Германию наиболее «свідомих українців» – численность 800 человек. Они получили там необходимую подготовку в специальных военных заведениях и стали офицерами Абвера, Гестапо и других нацистских спецслужб. Они то и возглавили УПА и все ее основные звенья. Все старшины (командиры) УПА, начиная с Дмитрия Клячкивского и его преемника Романа Шухевича и подавляющее большинство старшин входивших в УПА подразделений были офицерами Абвера. Основной контингент боевиков составили члены расформированных батальонов «Нахтигаль», «Роланд» и шуцманшфта – 201, украинские полицаи, предатели из числа бывших советских военнослужащих, сынки зажиточных крестьян, униатского духовенства. Вербовку в УПА вели бандеровские пропагандисты, которые внушали населению мысль о необходимости борьбы с оккупантами. Заодно с ними действовали сотрудники бандеровской службы безопасности – эсбисты. Они не уговаривали, а требовали от людей добровольно вступать в ряды УПА, угрожали расправой в случае уклонения или дезертирства. Архивные бандеровские документы свидетельствуют о том, что за уклонения от призыва в УПА или дезертирство из ее рядов бандеровцы жестоко расправлялись с «виновными» и их родственниками. Малейшее неповиновение боевиков каралось смертной казнью – расстрелом или отрубание головы. Об этом говорят бандеровские документы, приведенные нами в только что изданной монографии «Украинский фашизм». О такой добровольной службе в УПА подавляющего большинства людей могла идти речь, если это большинство было обмануто бандеровскими пропагандистами, поверило в их разглагольствование о том, что УПА якобы «ведет борьбу с оккупантами», в то время как на деле она вела борьбу на стороне оккупантов – против защитников своего Отечества. При первой же возможности такие прозревшие «добровольцы» покидали УПА и переходили на сторону законной власти. На призыв руководства Украинской ССР к националистам прекратив войну против собственного народа, сложить оружие и выйти с повинной уже в первой половине 1944 года более 17 тысяч украинских националистов покинули УПА и явились с повинной в органы Советской власти. После окончании войны до конца 1945 года с повинной вышли еще 38 тысяч участников УПА и оуновского подполья. В том же 1945 году УПА прекратила свое существование. Ее уцелевшие остатки перешли в подчинение низовых звеньев ОУН и продолжали терроризировать народ, выполняя директиву командующего УПА Романа Шухевича: … «Домагатися, щоб ні одне село не визнало радянської влади. ОУН має діяти так, щоб усі, хто визнає радянську владу були знищені. Не залякувати, а фізично знищувати! Не потрібно боятися, що люди проклянуть нас за жорстокість. Хай із 40 мільйонів українського населення залишиться половина – нічого страшного в тому немає». (Чайковський А.С. Невідома війна. К., 1994. – С. 242).

К тем 5 миллионам 300 тысячам мирных советских граждан, которых оуновцы вместе с гитлеровцами уничтожили на Украине за годы фашистской оккупации уже в послевоенные годы присовокупились еще десятки тысяч жертв бандеровского бандитизма. В их числе не только партийные и советские работники, военнослужащие Советской Армии, МВД и МГБ, а и специалисты народного хозяйства, прибывшие в Западную Украину из восточных областей республики для восстановления разрушенного войной народного хозяйства – педагоги, врачи, библиотекари. Но самое значительное количество жертв – это простые труженики села, старики, женщины и дети. Бандеровцы не просто убивали людей, а глумились над ними, истязали их перед тем как лишить жизни. Один из таких фактов описал Ярослав Галан. На глазах у маленькой девочки бандиты истязали, а затем убили ее родителей. Из тел приготовили мясной фарш и предложили оцепеневшей от ужаса девочке съесть его.

Французский историк и публицист Ален Герэн, автор известного бестселлера «Серый генерал» приводит свидетельства очевидцев расправы бандеровцев со своими же людьми, которые утратили для них ценность и могли изобличить их в совершении тяжких преступлений. «При анализе тактики политической линии Бандеры и его окружения, – пишет Герэн – нельзя пройти мимо действий предпринятых руководством ОУН-УПА зимой 1946/1947 годов с целью, как бандеровцы называли «демокритизации» их рядов… Западные политические круги, заинтересованные в сохранении беспокойного положения в Польше, СССР и Чехословакии, потребовали от своих агентов, чтобы они приобрели более демократическое «прикрытие».

В УПА было много бывших немецких эсэсовцев, бывших словацких фашистов из гвардии Глинки, бывших сторонников Салаши из венгерского союза «Скрещенные стрелы», бывших румынских «железногвардейцев» Хориа Сима и членов западноевропейских фашистских организаций, примкнувших к бандеровцам в период разгрома гитлеровских войск. Уже в зиму 1946/1947 годов оставалось не так уж много словаков, венгров и румын. Многие не выдержали болезней и очень тяжелых условий жизни. Только немцы держались стойко. УПА таким образом должна была избавиться от них. Но если их просто очистить, то эти гитлеровцы могли раскрыть действительное лицо УПА. Руководство ОУН и УПА не поколебалось. Во имя «демократизации» все немцы были отосланы в мир иной. Эта операция проводилась весьма скрытно, без какой-либо письменной инструкции. Она была осуществлена наиболее надежными людьми службы безопасности (СБ) и жандармами УПА, уничтожавшими немцев под всевозможными предлогами, например, за невыполнение боевого приказа, намерение дезертировать, потерю оружия и т.д. К концу января 1947 года все немцы в УПА были таким образом ликвидированы. Только врачи избежали смерти, так как учитывалась потребность в этих кадрах. Эта операция по «демократизации» была проведена быстро, скрытно и довольно ловко. Мы об этом узнали лишь благодаря заявлениям пленных из УПА, так как иначе это бы навсегда осталось тайной. По правде говоря, эта операция является дополнительным фактом для тех, кто желает дать оценку движению Бандеры в его истинном значении.»

Как видно из документов рабочей группы Ст. Кульчицкого, она вовсе не заинтересована дать такую оценку движению Бандеры. Ученые историки даже не желают вести речь об ущербе, причиненных нашему народу бандеровцами. Этот вопрос они считают не относящимся к теме своего исследования. Рассуждают при этом не как ученые, призванные всесторонне исследовать проблему оценки деятельности ОУН и УПА, а как примитивные фальсификаторы, отбрасывающие в сторону все то, что раскрывает подлинное лицо бандеровщины, ставший в один ряд с гитлеровским нацизмом. Для них главный и основной источник знания об ОУН и УПА то, что оставили на память о себе потомкам сами бандеровцы. Это прежде всего, бандеровский «Літопис УПА». Член рабочей группы О.И.Здиорук в своей книге «Літопис УПА: час, події, джерела» дает незаслуженно высокую оценку этому источнику, утверждая, что в нем раскрывается ряд принципиально важных вопросов деятельности ОУН и УПА. Один из них: «Каким путем УПА приобретала оружие?» Ссылаясь на одну из записей в Летописи УПА, Здиорук утверждает, что «этот вопрос вояки УПА решали своими силами: они добывали оружие и амуницию у своих врагов, за что немало заплатили своей кровью».

Если бы О.И.Здиорук обратился к другим, выверенным источникам, к таким как материалы Нюрнбергского судебного процесса над главными нацистскими главарями и трофейные документы нацистских спецслужб, то вынуждена была бы признать, что информация, почерпнутая ею из Літопису УПА является не только тенденциозной, но и ложной. Основную массу оружия и снаряжения УПА получала от немцев, с которыми тайно сотрудничала в борьбе против общего врага – Союза ССР.

Немцы обеспечивали УПА оружием и боеприпасами как путем прямой передачи их в подразделения «повстанцев», так и скрытно, используя для этого инсценировки, когда немцы без боя сдают бандеровцам город со складами оружия, как это имело место в 1944 году в Камень-Каширском. Прямой передачей оружия занималась Абверкоманда-202. По неполным данным для вооружения УПА гитлеровской военной разведкой было передано 700 минометов, десятки станковых и ручных пулеметов, 26 тысяч автоматов, 22 тысячи пистолетов, 100 тысяч гранат, 80 тысяч мин и снарядов, несколько миллионов патронов, радиостанции, портативные пишущие машинки и другое вооружение и снаряжение. (Архив КГБ УССР) Бывший сотрудник Абвера капитан Юзеф Лазарек, допрошенный в качестве военнопленного, показал: «На протяжении марта-апреля 1944 года я лично из Львова через своего подчиненного лейтенанта Винтгансена направлял в «Черный лес» для банд УПА трижды по две грузовые автомашины с оружием, в которых находилось около 15 тонн различного оружия (винтовки, автоматы, легкие пулеметы и боеприпасы. (Военно-исторический журнал, 4 за 1990 год, стр. 53) Об обеспечении гитлеровцами банд УПА оружием и боеприпасами для показания и захваченный оуновский эмиссар Юрий Стефюк: «Я являлся живым свидетелем того, как немцы вооружали наши боевики… Я лично видел как весной 1944 года немцы везли на подводах (а их было 20) вооружение: автоматы, винтовки и патроны, несколько станковых пулеметов, даже две противотанковые пушки со снарядами, военное снаряжение и все это передали в распоряжение куреня УПА «Тена». (Уголовное дело по обвинению Ю.Стефюка. В Архиве СБУ).

Немцы заботились об обеспечении УПА оружием и снаряжением и на период самостоятельной ее деятельности в тылу советских войск. Для этого, при отступлении с советской территории фашисты создали тайные склады оружия и снаряжения, о чем дали показания на Нюрнбергском процессе бывшие высокопоставленные офицеры Абвера Эрих Штольце и Юзеф Лазарек. Специальная группа Абвера, возглавляемая майором Гельвихом в течении 1944 года создала в Галиции 40 таких баз, данные о которых были переданы командованию УПА (Военно-исторический журнал, № 4 за 1990 г.).

Той же никчемной пробы подхваченная О.И.Здиорук сентенция авторов Літопису УПА о «решительных боях УПА с немецкими и параллельно с советскими войсками та территории Галичины, Карпат, Полесья, Волыни».

Прежде чем принимать на веру эту бандеровскую клюкву, следовало опять-таки обратиться к архивным документам той поры – немецким и советским. Из них однозначно явствует .что УПА никогда не воевала с Вермахтом: ей это было категорически воспрещено Центральным проводом ОУН. К тому же нелепо предполагать, что у УПА хватало сил вести боевые действия одновременно против Вермахта и Красной Армии. Отдельные стычки вооруженных групп УПА с германскими частями имели место главным образом по причине отсутствия между ними устойчивой, заранее обусловленной связи и заканчивались они, как видно из трофейных документов, миром. Трактовать такие инциденты между «союзниками» как боевые действия УПА против Вермахта так же нелогично, как и отрицать существование между ними «союзнических» отношений. Следует при этом иметь в виду, что за все годы оккупации Украины жертвами этих «союзнических» недоразумений стало не более одной тысячи человек. Это ничтожно малая цифра по сравнению с количеством граждан УССР, погибших от рук гитлеровцев и оуновцев за тот же период – 5 млн 300 тысяч человек (Субтельний О. Україна. Історія. – С. 590).

И тем не менее рабочая группа в своих «Історичних висновках про діяльність ОУН-УПА» стоит на том, что УПА якобы воевала против немцев, замалчивая при этом ее сотрудничество со спецслужбами «третьего рейха».

Авторы «Проміжного звіту про діяльність ОУН-УПА» пытаются внушить своим читателям, что УПА лишь изредка получала от немцев оружие и то лишь за доставленную информацию о Красной Армии.

Подлинный характер их взаимоотношений с достаточной полнотой раскрывается в трофейных документах Абвера, захваченных нашими войсками в 1944 году при освобождении города Львова. Вот лишь один из них – докладная записка оккупационных спецслужб в Галиции руководству Имперского управления безопасности (РСХА) в Берлине, датированная февралем 1944 года. «Национальные украинские банды, – говорится в этом документе, – препятствуют проникновению советских бандитов (так нацисты величали советских партизан – Авт.). Имеется много сообщений о схватках между украинскими бандитами и советскими…

… Банды УПА проводят операции против Красной Армии. Взятые в плен русские доставляются в расположение немцев для допроса. Сведения, добытые УПА о советских русских бандах и Красной Армии сразу же передаются Вермахту». (ЦГАВОВУ Украины, фонд 4628, опись I-я, дело 6, листы 6-9).

О боевом сотрудничестве ОУН-УПА с оккупантами шля речь и в рапорте командующего внутренними войсками на Украине командующему Первым Украинским фронтом маршалу Г.К.Жукову от 1 мая 1944 года. В нем сказано: при подавлении в апреле 1944 года группировки УПА в Кременецких лесах на Тернопольщине в плен была взята группа германских военнослужащих численностью 65 человек. Ефрейтор Вермахта Н., допрошенный в качестве военнопленного, показал, что группа германских солдат по приказу своего командования была переброшена через линию фронта в расположение УПА для совместного участия «с украинскими повстанцами в боях против советских войск». 25 из них погибли в боях (См: Внутренние войска в Великой Отечественной войне 1941-1945 г. г.Москва, 1968 год издания, стр. 580).

Аналогичные факты отмечены и в других оперативных документах внутренних и пограничных войск. Они опубликованы в сборниках «Внутренние войска в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Пограничные войска в Великой Отечественной войне». Из этих документов видно: сотрудничество ОУН-УПА с гитлеровцами продолжалось до полного разгрома нацистской Германии. Немцы неоднократно с польской стороны забрасывали по воздуху в советские тылы группы диверсантов и террористов, состоящие из украинских националистов и гитлеровцев. Как правило, их возглавляли немецкие офицеры. Эти факты отражены также в оперативных документах Внутренних войск и подразделений госбезопасности. Часть из них нашла место в коллективной монографии «Без срока давности», изданной в Харькове в 2001 году.

Публикации членов рабочей группы С.Кульчицкого свидетельствуют о том, что эти факты им либо неведомы, либо игнорируются ими. И то и другое неоднозначно говорит о низкой квалификации рабочей группы и их Руководителя, о их националистической зашоренности.

Особо следует сказать о публикациях еще одного члена рабочей группы Анатолия Кентия, бывшего директора государственного архива. Его перу принадлежат такие работы как «Нариси організації українських націоналістів 1929-1941 рр.», «Українська повстанська армія в 1945-1952 рр.» и другие. Все эти книги изданы Институтом истории Украины НАН в редакции С.Кульчицкого в 1999-2000 годах. Они насыщены архивными материалами, но эти материалы отобраны с таким расчетом, чтобы не выдать тайну негласного сотрудничества главрей ОУН и «старшин» УПА с нацистскими спецслужбами. Бандеровщина представлена в работах Кентия и его руководителя С.Кульчицкого как самодовлеющее движение украинских патриотов, якобы «выражающих вековые чаяния украинского народа к независимому государственному существованию». Антинародная сущность этого движения, его коллаборационизм, предательство, старательно завуалированы. Приведены главным образом лишь те источники, которые отвечают поставленной цели – оправданию бандеровщины. Так описывая возникновение ОУН и решения учредительного съезда ОУН, состоявшегося в Вене в 1929 году, А.Кентий в «Нарисах історії ОУН» обошел молчанием тот факт, что ОУН с самого своего основания была организацией фашистского полка. Глава этой организации во времена УНР возглавлял сечевых стрелков, подавивших в январе 1918 года восстание киевских пролетариев против буржуазной Центральной рады. В 1920 году выступал инициатором создания так называемой Украинской войсковой организации из числа петлюровских офицеров и преследовавшей далеко идущие реваншистские антисоветские цели. С первых дней своего существования УВО стала одним из филиалов германской военной разведки, которой поставляла своих людей для использования в шпионской работе против СССР. Вождь УВО, а затем и созданной на ее основе Организации украинских националистов (ОУН) имел такие же полномочия как и фюрер НСДАП Адольф Гитлер. Его любое решение имело силу закона и не подлежало обсуждению. А это позволило ему всю Организацию украинских националистов поставить на службу «третьего рейху» в качестве резидентуры Абвера. Данное обстоятельство вскрылось на Нюрнбергском судебном процессе по делу главных нацистских преступников. Всех неугодных и подозреваемых Коновалец изгонял из ОУН. Таковыми прежде всего оказались надднепрянцы Сциборский и Кожевникив. Бесправие, утвердившееся в ОУН привело к тому, что доверием вождя пользовались одни лишь галичане. Конечным результатом явился раскол ОУН на враждующие фракции, взаимоуничножение бандеровцев и мельниковцев, о чем Кентий постеснялся рассказать своим легковерным читателям. Немало людей было погублено в ходе акций бандеровцев, пытавшихся насильственным путем включить в УПА Полесскую Сечь Тараса Бульбы Боровца.

Коновалец и некоторые его соратники в 1930-е годы побывали в США и Канаде. Их пребывание в этих странах в работе Кентия характеризуется как «пристойное и логичное». Факты же говорят об обратном. Созданные главарями ОУН на американском контингенте украинские националистические организации занимались не только шпионажем в пользу нацистской Германии, но и похищением и уничтожением людей с целью получения доходов. Так в ноябре 1938 года в Нью-Йорке разразился сенсационный скандал, подхваченный средствами массовой информации. Полиция и ФБР нашли виновников таинственного исчезновения Нормана Миллера, Артура Фрида и других американских граждан. Похитителями и убийцами оказались длительное время проживавшие в США украинцы Дмитрий Гула, Иосиф Сакода, Василий Декниса, Дмитрий Варга. Все они были членами созданной Сеником-Грибивским (одним из главарей ОУН) «Организации державного возрождения Украины», занимавшейся не только шпионажем в пользу Германии, но и сбором средств на нужды ОУН путем незаконного обложения налогами эмигрантов-украинцев. Более солидные суммы они получали от родственников похищенных ими американцев, а в случае отказа уничтожали их. В ходе следствия по этому делу, как пишут американские авторы Майкл Сайерс и Альберт Кан в своей книге «Тайная война против Америки», вскрылись довольно любопытные подробности, касающиеся деятельности ОУН. Дмитрий Гула совместно с сообщниками занимался сбором средств в кассу ОУН путем страхования людей на большие суммы, затем застрахованных убивали и получали за них страховку. Кончилось это дело арестом еще одного американского украинца, капитана вооруженных сил США, уличенного в шпионаже и передаче секретной информации Сенику-Грибивскому, действовавшему от имени и по поручению провода ОУН. Сенику-Грибивскому удалось избежать ареста – он спешно покинул США.

В эти годы СМИ сообщали о бесчинствах украинских националистов в Канаде, Аргентине и других странах американского контингента, где они совершали бандитские нападения на демократические организации, вели разнузданную фашистскую агитацию и пропаганду, восхваляли Гитлера и его нацистский режим в Германии.

Фальсификаторы истории ОУН и УПА, их нынешние адвокаты больше всего заботятся о том, чтобы скрыть правду о пресмыкательстве главарей ОУН и УПА перед нацистскими бонзами, которым оптом и в розницу продавали неньку-Украину и наследовали образ мыслей и действий своих нацистских хозяев.

Защитники оуновцев, в частности С.Кульчицкий, из кожи вон лезут, чтобы выдать украинских националистов за подлинных патриотов Украины, которые дескать и «в мундире врага» боролись «за волю Украины». «Слід звернути увагу на фундаментальні розбіжності ,які не дають можливості ототожнювати український «інтегральний націоналізм» з нацизмом і фашизмом» – пишет С.Кульчицкий. По его мнению украинский интегральный национализм в отличие от нацизма и фашизма был идейным течением и политическим движение нации, которая утратила свою государственность. Во-вторых, германский национал-социализм и итальянский фашизм были продуктом индустриальных и урбанизованных обществ, тогда как украинский вариант «интегрального национализма» возник в аграрном экономически отсталом обществе. Ближайших родственников украинского национализма по примеру националистического историка Лысяка-Рудницького Станислав Кульчицький видит в лице праворадикальних партий в аграрных, экономически отсталых странах Центрально-Восточной Европы /хорватские усташи, румынские железогвардейцы, словацкие глинковцы и т.п./ Несмотря на все доктриальные заимствования он, как и его предтеча, Кульчицкий считает украинский национализм генетически савмостоятельным явлением.» /Проблема ОУН–УПА попередня ысторична довыдка. Київ, 2000. с.8/. Напомним пану Кульчицькому, что сами идеологи и теоретики украинского интегрального национализма, особенно Микола Сциборський и Степан Ленковський утверждали, что их разновидность национализма наиболее близка к германскому нацизму и итальянскому фашизму, и именно соединение этих двух социально-политических систем дало украинскому национализму право называться интегральным национализмом. Степан Ленковський, будучи проводником ОУН в 60-е годы получал свою паству: «Не бійтеся називати себе фашистами, бо ми таки є фашисти”. Подтвердили это признание лидера ОУН и известные исследователи украинского национализма канадский историк и политолог Виктор Полищук, французский историк и публицист Ален Герэн, итальянский историк Джузеппе Боофа, польские исследователи Эдвард Прусс и Роман Торжецки, украинские историки В.Масловский, В.Замлынский, В.Чердниченко, А.Полищук и многие другие. Даже канадский коллега пана Кульчицкого Орест Субтельный не отрицает, что украинский интегральный национализм «цілком очевидно містить елементи фашизму і тоталітаризму» (Україна. Іторія. – С. 542).

Не следовать забывать и тот весьма примечательный факт, что декларируемое в программах ОУН Украинское соборное самостийное государство (УССД) являло собой модель тоталитарного фашистского государства, о чем довольно откровенно сказано в Енциклопедії українознавства – том 5, стр. 1725.

Украинский интегральный национализм не был и не мог быть генетически самостоятельным явлением. Он появился и сформировался вне Украины, в среде украинских эмигрантов, связавших свою судьбу с фашистским движением в Европе. Теория и практика украинского интегрального национализма мало чем отличалась от теории и практики германского национал-социализма. Главное отличие заключалось от теории и практики германского национал-социализма. Главное отличие заключалось в его способности приспосабливаться к интересам и запросам более сильных хозяев: в годы Второй мировой войны – германских нацистов, а в наши дни – американских империалистов.

Вот почему ветераны Великой Отечественной войны, все подлинные патриоты Украины категорически отвергают претензии «национал-патриотов» реабилитировать бывших палачей и мучителей нашего народа, признать их борцами за «волю Украины» и уравнять в правах и льготах с ветеранами Великой Отечественной войны. Оуновцы всегда – и в военные и в послевоенные годы продавали свое Отечество, в угоду своим властным вожделениями лишили жизни миллионы украинцев, русских, евреев и поляков. Им, как сказал американский исследователь Кристофер Симпсон, не избежать «вечного осуждения, исходящего от большинства украинского народа» (Blowback. N-Jork, 1988, p. 165).

Журба М.А.



Поділіться з Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29

Схожі:

Імені м. П. Драгоманова iconДрагоманова дошкільна освіта як складова системи безперервної освіти україни (1991 2006) науково-допоміжний бібліографічний покажчик київ 2007
Наукова бібліотека Національного педагогічного університету імені М. П. Драгоманова
Імені м. П. Драгоманова iconМ. П. Драгоманова освіта І наука 2015 Матеріали звітно-наукової конференції студентів 27-30 квітня 2015 року Київ вид-во нпу імені М. П. Драгоманова 2015

Імені м. П. Драгоманова iconБібліографічний покажчик
Національного педагогічного університету імені М. П. Драгоманова за 2000—2007 роки
Імені м. П. Драгоманова iconІмені М. П. Драгоманова
Наказом мон україни №1528 від 29. 12. 2014 р видання включено до Переліку наукових фахових видань України
Імені м. П. Драгоманова iconІсторія Національного педагогічного університету імені М. П. Драгоманова
Извлечение из Манифеста об учреждении Министерств (8 сент. 1802)// спмнп, 1802–1825. – Т. – С. 1-4
Імені м. П. Драгоманова iconПрофесор Людмила Петрівна Вовк Біобібліографічний покажчик
України, доктора педагогічних наук, завідувача кафедри теорії та історії педагогіки Національного педагогічного університету імені...
Імені м. П. Драгоманова iconГуманістичні засади діяльності папи римського іоанна павла ІІ
Робота виконана на кафедрі всесвітньої історії Інституту історичної освіти Національного педагогічного університету імені М. П. Драгоманова...
Імені м. П. Драгоманова iconБіобібліографічний покажчик До 85-річчя від дня народження, 65-річчя науково-педагогічної діяльності та 50-річчя роботи в нпу імені М. П. Драгоманова Київ 2018
Кафедраметодології та методики навчання фізико-математичних дисциплін вищої школи
Імені м. П. Драгоманова iconОсвітньо-інформаційної політики
Я-77 Потенціал І ефективність освітньо-інформаційної політики. К.: Нпу імені М. П. Драгоманова
Імені м. П. Драгоманова iconКнига розрахована на широке коло наукових працівників, вчителів, студентів усіх тих, хто цікавиться історією національної педагогічної науки
Академік апн україни Микола Іванович Шкіль: Нарис про життя І діяльність. Бібліографічний покажчик праць до 70-річчя. – К.: Нпу імені...


База даних захищена авторським правом ©biog.in.ua 2017
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка