Служба безопасности украины свидетельства украинских граждан, которые были заложниками российских террористических группировок на территории ордло, относительно



Сторінка6/7
Дата конвертації09.03.2018
Розмір0.86 Mb.
1   2   3   4   5   6   7

The SSU shot the film about the destruction of the diversionists of DARG Rusich.


https://kp.ua/incidents/527584-v-sbu-snialy-fylm-ob-unychtozhenyy-hruppy-dyversantov-lnr-rusych

The diversionary group “Rusich” was neutralized on August 24th, 2015.

The film tells about the last goal of diversionists, four of them were Russian citizens. The SSU provided the evidence of the terrorist` destructions, named all militants` members, among them is Pavel Polekhin ("Ugolyok"), a Ukrainian citizen, a resident of Lutuginsk district, Lugansk region.

СВИДЕТЕЛЬСТВА УКРАИНСКИХ ГРАЖДАН,

КОТОРЫЕ БЫЛИ ЗАЛОЖНИКАМИ

РОССИЙСКИХ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИХ ГРУППИРОВОК

НА ТЕРРИТОРИИ ОРДЛО, ОТНОСИТЕЛЬНО

ВООРУЖЕННОЙ АГРЕССИИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРОТИВ УКРАИНЫ,

НЕЧЕЛОВЕЧЕСКИХ УСЛОВИЙ СОДЕРЖАНИЯ,

ФИЗИЧЕСКОГО НАСИЛИЯ, ПЫТОК И

МОРАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИЗДЕВАТЕЛЬСТВА

Херсонская область

1. Михаил П. (военнослужащий ВС Украины, в заложниках находился 5 суток)

«…В плен попал возле н. п. Жовтневе Луганской области во время вооруженного нападения на наши позиции российского подразделения так называемых "Донских казаков". Содержался в г. Луганск в помещении, которое члены незаконных вооруженных формирований между собой называли "зоопарк". Всех пленных (около 100 человек) допрашивали с видео-фиксацией, при этом задавали провокационные вопросы: "Почему вы пришли убивать наших детей?", "Кто вас сюда звал?", акцентируя внимание, что "все украинские военнослужащие являются карателями", "Донбасс никогда не будет украинским", "скоро РФ завоюет всю Украину". Допросы снимал на видеокамеру человек в военной форме ВС РФ, уже после своего освобождения из плена я видел это видео в российских новостях…»



Львовская область

2. Игорь Г. (волонтер, в заложниках находился 59 суток)


63


«…В начале января 2015 года я вместе с товарищем – Олегом П. доставил волонтерскую помощь украинским военнослужащим, которые дислоцировались в пос. Крымское Луганской области. На обратном пути нашу машину остановили трое вооруженных человек. Узнав, что мы являемся украинскими волонтерами, боевики затолкали меня и Олега в багажное отделение автомобиля, после чего отвезли в г. Алчевск. Там в помещении бывшего отдела Госавтоинспекции МВД Украины, которое было захвачено российскими террористами, состоялся первый допрос, во время которого в комнату зашли восемь боевиков и без каких-либо предупреждений начали нас бить (среди них были боевики с позывными "Каскад", "Шмель", "Якут" и "Ашхабад"). Это продолжалось около часа. Потом в кабинет зашел еще один террорист, который достал пистолет и выстрелил в меня и дважды в Олега. Несмотря на полученные нами ранения, эта персона начала бить нас стулом. Издевательства продолжались почти каждый день. Особенно жестокое избиение произошло, когда меня и Олега перевезли в подвал какого-то общежития, где находились пророссийские террористы. Там издевательства продолжались всю ночь. Потом нас вывезли в так называемый "штаб отряда Мозгового", где я содержался до конца плена. Личное участие в издевательствах над украинскими гражданами принимали: личность с позывным "Сибирь" – гражданин РФ из Калужской области (руководитель одной из диверсионно-разведывательных групп российских террористов), боевики по имени Леонид с позывным "Борец" (один из руководителей службы охраны "Мозгового") и его заместитель Константин с позывным "Стилет"…»

Луганская область

3. Андрей П. (сотрудник МВД Украины, в заложниках находился 3 дня)

«... Я возвращался домой на собственном автомобиле вместе с дочкой. Внезапно путь преградил автомобиль ВАЗ 21099, из которого вышли два человека, как позже выяснилось представители НЗФ "Оплот" Андрей П. (позывной "Тайсон") и Роман Х. – жители г. Красный Луч. "Тайсон" навел на мою дочь пистолет ТТ и приказал выполнять все его команды под угрозой убийства дочери. Он сел в мою машину на заднее сиденье и приставил пистолет к моей голове, дочь выбросил из машины. Меня привезли в здание налоговой милиции г. Красный Луч, которую ранее захватили террористы. В захваченном боевиками здании находились также 10-15 вооруженных человек, которые были одеты в военную форму ВС РФ. Там состоялся первый допрос, который проводили Сергей Н. (прозвище "Мельница", "Блинчик"), который ранее был осужден за ограбление, называл себя "начальником контрразведки "Всевеликого Войска Донскогo", а также Иван И., бывший сотрудник МЧС Украины – "военный комендант в г. Красный Луч". Эти лица жестоко избили меня (многочисленные удары руками, ногами, резиновыми дубинками), а также пытали электрическим током. При этом также присутствовал житель г. Красный Луч Александр П., местный наркодилер, который держал меня под прицелом автомата Калашникова. После пыток я потерял сознание, а когда пришел в себя, указанные лица предложили мне дать письменное согласие на свое вступление в «Всевеликое Войско Донское». Угрожали в случае отказа расстрелять, с целью психологического давления стреляли из автомата над моей головой. Я отказался, после чего пытки и истязания были продлены (длились несколько часов). За мое освобождение террористы требовали денежный выкуп, после уплаты которого моими родными я выехал вместе с семьей из временно оккупированной территории. Мне известно, что вышеуказанные мной лица также имеют непосредственное отношение к похищениям других людей, многочисленных вооруженных ограблений, убийств и изнасилований на территории Луганской области...»



Волынская область

4. Виктор М. (военнослужащий ВС Украины, в заложниках находился 11 суток)

«...В начале января мое подразделение было направлено для защиты Донецкого аэропорта. Это была так называемая "последняя мирная ротация", ведь после нас украинские бойцы должны были заезжать с боем. В разные периоды терминал аэропорта защищали от 40 до 65 бойцов. С 16 января 2015 начался массированный обстрел боевиками и российскими военнослужащими нового терминала Донецкого аэропорта из танков Т-90, затем начался штурм. Среди боевиков было много наемников из Северного Кавказа РФ, особенно чеченской национальности. Это чувствовалось и по манере, как они работают, и по голосу, когда пытались общаться с украинскими военными. Принадлежали они к террористическому батальону "Восток". Все атаки русских террористов мы удачно отбили, но во второй половине 19 января произошел первый мощный взрыв в терминале. Это боевики взорвали пол в северном зале здания, в результате чего я попал под завал, получив многочисленные серьезные ранения верхних и нижних конечностей, а также головы. Под завалом я пробыл два дня, периодически теряя сознание. 21 января украинские военные, кто выжил (все были ранены), были взяты в плен боевиками. Чеченцы сразу начали издеваться над нами, избивали и запугивали расстрелом. Потом пленных военнослужащих отвезли в г. Донецк, где, несмотря на полученные ранения, вывели на одну из центральных площадей и поставили на колени перед местными жителями. Большинство украинских бойцов отправили в подвал бывшего УСБУ в Донецкой области, где находились застенки боевиков, а меня, как тяжело раненого, госпитализировали в больницу, со временем меня обменяли на одного из корректировщиков артиллерии террористов так называемой ДНР…»



Запорожская область

5. Михаил Ш. (военнослужащий Национальной гвардии Украины, в заложниках находился 55 суток)

«…29 августа 2014 года наше подразделение получило приказ оставить г. Иловайск и выходить в направлении с. Червоносельское. По дороге наша воинская колонна была атакована российскими танками, велся огонь из противотанковых управляемых ракет (ПТУР), крупнокалиберных пулеметов и стрелкового оружия. Несмотря на значительные потери, мы с боем прорвались из окружения, обезвредив два российских танка и две БМ ДВС РФ, а также захватив в плен четырех военнослужащих воздушно-десантных войск ВС РФ. Возле с. Червоносельское заняли круговую оборону и двое суток отражали атаки российских десантников. С каждым часом боя становилось все более ясно, что наши боеприпасы заканчиваются, кольцо осады прорвать не удается. Российские офицеры через парламентариев предложили сложить оружие и освободить российских бойцов, которые находились у нас в плену, за это обещали вывезти и передать украинским ВС наших раненых (таких было очень много). В той тяжелой ситуации мы согласились на их условия, предварительно привели свое оружие в нерабочее состояние. Всех наших раненых товарищей россияне загрузили на транспорт и впоследствии передали украинской стороне. Остальных украинских бойцов (108 человек) выдали боевикам так называемой ДНР, которые вывезли нас в г. Донецк, а именно в бомбоубежище бывшего УСБУ в Донецкой области (было захвачено террористами). Сразу начались пытки и истязания, били так, что спины украинских пленных стали черными от кровоизлияний. Били каждый день, искали снайперов, при этом некоторых пленных забили до смерти. Спали в подвале на полу (подложив разобранную мебель), другие спали на стульях, такие условия были в течение двух месяцев. Постоянно угрожали казнью, имитировали расстрел (стреляли из автоматического оружия над головами). Кормили, как скот: 1 ведро каши и 1 буханка хлеба на всех пленных. Заставляли работать: разбирать разрушенные дома и убирать улицы. Во время вывода на принудительные работы, мы постоянно видели российских военнослужащих (российская военная форма и специальное российское оружие – автоматы АК-101, которые никогда не были на вооружении украинских ВС; военная техника с флагами РФ). Я лично был свидетелем общения на улице двух российских военных, из чего понял, что эти лица "прибыли в командировку из российского Северного Кавказа помогать местным сепаратистам"...»



Ивано-Франковская область

6. Петр Ш. (сотрудник МВД Украины, в заложниках находился 23 суток)

«...В августе 2014 мой батальон был передислоцирован на постоянное место несения службы в г. Иловайск Донецкой области. В течение десяти дней мы проводили "зачистку" территории от террористов, несли службу на блок-постах. В 20-х числах по указанию командования наше подразделение пыталось выйти из Иловайска по так называемому "зеленому коридору", который, якобы, был предоставлен представителями ВС РФ для отвода украинских войск, но внезапно с обеих сторон дороги нас начала обстреливать тяжелая артиллерия ВС РФ. Мой автомобиль был уничтожен вражеским выстрелом, я получил ранение. Затем в наступление пошли военнослужащие воздушно-десантных войск ВС РФ при поддержке российских танков и БТР. Среди нас было много убитых, часть украинских бойцов россияне взяли в плен, но я и еще несколько военнослужащих успели скрыться в лесополосе. Утром следующего дня мы вышли на дорогу, где остановили гражданскую машину. Водитель согласился отвезти нас в г. Старобешево в больницу, но в итоге автомобиль остановили боевики так называемой ДНР. Меня и моих товарищей жестоко избили, забрали документы, оружие и боеприпасы, а также деньги и ценности, после чего увезли в неизвестном направлении. На каком-то блок-посту нас закрыли в подвале бывшего ресторана. Это было помещение около 8м2, условий для ночлега не было, мы сидели на бетонном полу со связанными руками, в туалет ходить запрещали, есть и пить не давали. Почти все время (3 суток) меня избивали и издевались, применяли пытки: когда я терял сознание, боевики лили воду, а затем пытки продолжались. Потом меня перевезли в г. Донецк, содержался в бывшем архивном помещении СБУ в Донецкой области, где располагалась тюрьма террористов. В плену меня неоднократно допрашивали, причем "следователь ДНР" постоянно подчеркивал, что расстреляет при любой подходящей возможности. Во время допросов постоянно избивали, наносили удары руками, ногами и дубинками. Лично мне становились на раненую ногу, от чего была невыносимая боль. При этом, в течение всего времени в плену я ни разу не получил медицинской помощи...».



7. Станислав С. (военнослужащий ВСУ, в заложниках находился 16 суток)

«...С 23.12.2014 года я выполнял боевую задачу в районе Донецкого аэропорта. Почти каждый день российские террористы пытались захватить аэропорт, но из-за нашего сопротивления несли значительные потери. Впоследствии они начали расстреливать терминалы аэропорта из тяжелой артиллерии и танков. Хочу отметить, что в боях против нас принимали участие кадровые российские военнослужащие, в том числе из состава спецподразделения ФСБ РФ "Вымпел". В плен попал в конце января 2015 после очередного массированного арт-обстрела в результате получения тяжелого ранения и потери сознания. Учитывая мое тяжелое состояние, боевики согласились обменять меня на своего побратима, который находился в плену ВС Украины…».



8. Николай С. (военнослужащий ВСУ, находился в плену 120 суток)

«…В плен был взят во время выхода украинских подразделений из г. Иловайск кадровыми военнослужащими ВС РФ, а именно бойцами Псковской дивизии воздушно-десантных войск и Ульяновской танковой бригады. Через некоторое время россияне передали пленных боевикам так называемой ДНР, которыми командовал террорист по кличке «Моторолла». Меня удерживали в подвале бывшего управления СБУ в Донецкой области в течение первых 1,5 месяцев, затем перевезли в г. Иловайск, где нас держали в подвале какого-то административного здания. Российские террористы постоянно оказывали на меня и других пленных психологическое и физическое давление, били по конечностям резиновыми дубинками, пытали и постоянно запугивали, угрожая расстрелом…».



9. Михаил Я. (военнослужащий ВСУ, находился в плену 91 сутки)

«…В конце ноября 2014 года я следовал в командировку на военном грузовом автомобиле. В селе Новотошковском Луганской области мы остановились, я вышел из машины и зашел в местный магазин, чтобы купить продукты. Неожиданно сзади меня ударили по голове и я потерял сознание. Пришел в себя уже в г. Луганск в подвале какого-то здания, где потом меня и удерживали все время пребывания в плену. Первые несколько недель были самыми сложными. Тогда меня постоянно заставляли выполнять разные физические упражнения (скакать, отжиматься, приседать и т. д.). Как только я прекращал это делать, в комнату заходили боевики так называемой ЛНР и избивали меня. В допросах участвовали боевики из Северного Кавказа России, которые отличались особой жестокостью…».



Харьковская область

10. Дмитрий С. (военнослужащий ВСУ, находился в плену 43 суток)

«…В начале июля 2014 года был задержан представителями НВФ ЛНР, когда находился в отпуске в г. Лисичанск, после чего меня бросили в подвал здания прокуратуры (уже было захвачено российскими террористами). Пытал меня командир артиллерийского подразделения боевиков с позывным «Полтинник» вместе с группой вооруженных лиц. Допрос был коротким, так как ничего полезного они от меня не узнали. Затем один из присутствующих в балаклаве начал избивать меня ногами и угрожать пистолетом. «Полтинник» приказал всем покинуть помещение. Остался только он, человек в балаклаве и я. Он достал пистолет и начал стрелять над головой, возле ушей, плеч и ног. Пуля зацепила плечо. Мужчина в балаклаве сказал, чтоб он меня не калечил. Как говорится «пусть лучше роет окопы» (как это делали местные, которых боевики держали в подвале за нарушение комендантского часа и за другие мелкие проступки). В течение 16 дней какой-то пьяный сепаратист не единожды пытался меня убить, стреляя из пистолета по двери. Меня спасло то, что дверь была железной, и что этого боевика не всегда пускали в подвал к пленным…»



11. Владимир Л. (военнослужащий ВСУ, в заложниках находился 16 суток)

«…Наша рота ночью выдвигалась на боевое задание, но попала под обильный артобстрел. Обстрел по нам велся из минометов, танков, артиллерийских систем залпового огня. За полчаса было уничтожено много нашей боевой техники. Мне посчастливилось вырваться из этого ада и вывести своих боевых побратимов. Наша боевая машина была подбита и оказалась непригодной для дальнейшего использования. Поэтому дальше мы шли пешком. Вблизи какого-то населенного пункта приняли решение дождаться утра, чтобы понять, где мы находимся и как действовать дальше. Утром решили, что я пойду в разведку. Когда зашел в населенный пункт, то выяснил, что это г. Комсомольск. Местные жители сообщили, что 3 дня тому назад сюда зашли воинские подразделения ВС РФ с большим количеством военной техники. Выяснив это, я решил возвращаться к своим. Но я заметил, что за мной постоянно идут двое мужчин в гражданском. Поняв, что за мной ведется наблюдение, возвращаться к ребятам я не рискнул. Я запрыгнул в маршрутное такси. Во время движения водитель кому-то позвонил по телефону и сказал, что есть свободные места, хотя маршрутка была забита. Через несколько минут маршрутку остановили неизвестные с оружием и вывели всех мужчин. Всех отпустили, а меня оставили. Сразу началось избиение, требовали дать свидетельство о командирах, расположениях украинских сил. Меня отвезли в г. Донецк в здание бывшего управления СБУ, где уже находилось больше сотни пленных украинских военнослужащих. Все время били, издевались. Угрожали разрезать и отправить по частям моим родителям, обзывали убийцей и карателем. На допросах склоняли перейти на сторону ДНР, если я хочу остаться живым. Когда отказывался, то ставили к стене и били до тех пор, пока не терял сознание. Кормили плохо, всего по пол чашки каши на день. По очереди выводили к туалету, где можно было хотя бы попить воды. Клали флаг Украины на пол и заставляли по нему ходить. Если отказывались – опять били. Боевики ДНР почти всегда были под действием наркотиков и алкоголя. Все время угрожали. Я уже не надеялся выйти оттуда живым. Когда попал в списки на обмен, даже не поверил…».



12. Игорь Т. (военнослужащий ВСУ, в заложниках находился 43 суток)

«…Наша военная колонна была разбита во время выхода из г. Илловайск. Меня спрятал в своем доме фермер в сел. Новоозеровка, но после доноса других местных жителей меня арестовали военнослужащие ВС РФ. Там работали настоящие военные спецы. Это не были «путинские колхозники и шахтеры», а профессиональные русские военные. Меня вывели на улицу и начали бить, морально унижать. Били по почкам, ребрам. Потом подошел русский офицер на прозвище «Ленин». Начал допрашивать, откуда я. Во время обыска в доме фермера нашли мое оружие и амуницию. Они поняли по моему оружию, что я снайпер. Сразу связали руки пластиковыми наручниками и опять начали бить. Спрашивали, где мой второй номер, пулеметчик. Особенно жестоко истязал русский военный на прозвище «Монгол». Взяли мой телефон, начали звонить моим знакомым и запугивать, что уже расстреляли меня. Они также издевались над фермером, хотя местные жители заступались за него. Угрожали, что за укрытие «укропа», то есть меня, у него конфискуют всю автотехнику. Потом меня и фермера бросили в машину. Там были еще другие пленные, три контрактника и офицер. Всех нас отвезли к так называемому «министерству государственной безопасности ДНР», где истязания продолжились опять…».



Николаевская область

13. Александр Ш. (военнослужащий ВСУ, в заложниках находился 22 суток)

«…Наш блок-пост в районе Бахмутской трассы окружили пророссийские боевики и после артиллерийского обстрела и длительного боя захватили меня и еще нескольких моих товарищей в плен. Сразу началось избиение, они не принимали во внимание, что в результате прямого попадания враждебного снаряда в мою боевую машину, я был сильно обгоревшим. Лично мне выбили зубы и сломали 6 рёбер. Издевательства и избиения были систематическим явлением в течение всего периода моего содержания в плену…».



Донецкая область

14. Валерия О. (гражданская, в заложниках находилась 225 суток)

«…В заложники была захвачена вместе со своим мужем в г. Харцизск русскими террористами, которые называли себя «бойцами Кибер-Беркута». Первые трое суток нас держали в помещении бывшего районного отдела милиции (вблизи местного железнодорожного вокзала), потом боевики так называемого отряда террористов «Восток» перевезли меня и моего мужа в застенки «министерства государственной безопасности ДНР», которые находились в захваченном боевиками здании УСБУ в Донецкой области. Меня лично неоднократно допрашивали с применением физического насилия и психологических запугиваний, требовали, чтобы я сообщила террористам информацию о местных жителях, которые «нелояльно относятся к ДНР». Руководили допросами и отдавали приказы на применение пыток к заложникам боевики с позывными «Шахтер» (имя Олег) и «Киев» (имя Андрей). Вместе с нами в заложниках содержались другие местные жители Донбасса: Василий С. и Сергей Л. (за проукраинскую агитацию в социальных сетях), София В., Виктория Д. и Александр Т. (за волонтерскую помощь украинским военным), Андрей Г. (за фотографирование пророссийского митинга в г. Харцизск). Захваченные террористами женщины и мужчины содержались вместе при отсутствии каких-либо элементарных санитарно-гигиенических условий, воды и еды...»



Полтавская область

15. Валерий Б. (военнослужащий ВСУ, в плену находился 47 суток)

«...В августе 2014 года в составе своей воинской части прибыл в г. Иловайск, где уже проходили боевые столкновения с пророссийскими террористами. 29 августа 2014 примерно в 10:00 наше подразделение собиралось выйти из района Иловайска по "зеленому коридору". Когда мы двигались колонной в сторону г. Старобешево, нас начали обстреливать с двух сторон военные подразделения ВС РФ. В этот момент я находился в военном грузовом автомобиле, но после одного из взрывов ударной волной машину опрокинуло, а я был ранен в правую ногу. Те из нас, кто остались в живых, самостоятельно добрались до какого-то населенного пункта, где прятались несколько дней. Меня лично спрятали местные жители (пожилой мужчина и женщина), которые также оказали мне первую медицинскую помощь. Однако 3 сентября боевики так называемой ДНР на 4-х автомобилях приехали к дому, откуда меня и забрали. Ударив прикладом по голове, меня отвезли к бывшему следственному изолятору отдела милиции г. Иловайска. Почти каждый день ко мне ночью заходили неизвестные вооруженные люди, били, пытались задушить. Иногда пугали, что убьют, стреляя при этом рядом с ухом. Кроме того, одним из способов психологического давления, было то, что российские наемники ради собственного развлечения заставляли пленных прыгать со словами «Хто не скаче – той москаль ...».



16. Ирина Б. (волонтер, в плену находилась 101 день)

«...В конце июня 2014 наша группа волонтеров (Борис М., Владимир М., Виктор К. и я) выехала в сторону с. Зеленополье Луганской области. На трассе Харьков – Должанский вблизи н. п. Ровеньки нас задержали так называемые «русские казаки», после чего отвезли на территорию местного комбикормового завода, где нас разделили: мужчин в одно помещение, а меня в другое. Ночью меня вывели на улицу, где имитировали мой расстрел. Этой же ночью я слышала, как в соседнем помещении «казаки» издевались над моими друзьями. Утром на следующий день мне принесли телефон и приказали, что я должна позвонить родственникам и выдвинуть требования террористов, а именно: отвести украинские войска от границы РФ. При этом у моего горла держали нож. Потом нас перевезли в так называемую "военную комендатуру ДНР" в г. Антрацит, располагавшуюся в бывшем помещении «Партии регионов». Там снова начали надо мной издеваться, били руками, ногами и дубинкой. За то, что я общалась на украинском языке, били по голове. Нас одели в наручники и приковали к перилам автомобиля, после этого привезли в г. Горловку, а именно в штаб-квартиру одного из руководителей террористов с позывным «Бес». Там меня и моих коллег бросили в подвал, где было 3 трупа и еще 2 живых людей: Артем Х. и Олег (фамилию не помню), который через несколько дней на наших глазах был расстрелян. Ночью нас по очереди забирали на допрос, во время которого применяли пытки: плоскогубцами тянули пальцы на ногах, обматывали голову скотчем, били молотком по коленям, сверлили тело, вынимали ножом глаза. Через несколько дней меня отпустили, при этом террористы заявили, что это – «подарок тебе от «Беса» по случаю присвоения ему русскими звания «генерал-майора» ...».



17. Сергей С. (военнослужащий ВСУ, в плену находился 5 суток)

«...С декабря 2014 года в составе своего батальона находился в г. Дебальцево, располагались на опорном пункте, где нашей задачей было наблюдение. 15.02.2015 нас окружили русские террористы, с белыми лентами на рукаве (более 100 человек), которые после боя захватили в плен и вывезли в г. Луганск. Разместили где-то в районе зоопарка, об этом мы узнали из разговоров сепаратистов. Меня дважды допрашивали с применением пыток, при этом присутствовали журналисты одного из телеканалов РФ, кажется "Россия-24". Из разговоров сепаратистов я понял, что руководил ими гражданин Российской Федерации...».



18. Михаил Т. (военнослужащий ВСУ, в плену находился 5 суток)

«...В конце января 2015 я и еще несколько бойцов нашего подразделения были направлены для усиления позиций на передовой опорный пункт «Копье» (район г. Дебальцево Донецкой области). Каждый день происходили массовые обстрелы украинских позиций со стороны отрядов террористов с применением артиллерии, танков, реактивных систем. 17 февраля 2015 наш опорный пункт начали брать в кольцо, в то же время от представителей незаконных вооруженных формирований поступали предложения сдаться в плен, поскольку ближайшие опорные пункты украинских войск уже были ими захвачены. Несмотря на это, мы продолжали держать оборону, пока у нас не закончились боеприпасы. Всего в плен было взято около 100 человек, всех вывезли в г. Луганск. Во время допросов боевики применяли физическое насилие и пытки. Несколько раз в комнату заходили вооруженные лица и, демонстративно угрожая автоматом, говорили, что всех нас расстреляют. Также террористы путем избиения украинских пленных заставляли давать интервью для представителей СМИ Российской Федерации, которые видели все пытки, но ни слова об этом не сообщали в своих репортажах.



Закарпатская область

19. Николай Д. (военнослужащий ВСУ, в заложниках находился 21 сутки)

«...В августе 2014 моë подразделение получило приказ передислоцироваться в район с. Зеркальное Амвросиевского района Донецкой области. В конце августа командование бригады получило информацию о наступлении в нашем направлении вражеской военной техники в количестве 50 единиц. Как позже стало известно, это были российские военные формирования с соответствующими опознавательными знаками Российской Федерации.

24 августа 2014 произошло столкновение с силами противника, в результате чего мы попали в плотное кольцо российских военных подразделений (так называемый «Иловайский котëл»), понесли значительные потери в технике и личном составе (более 100 человек погибли или были ранены).

28 августа 2014, получив от командования приказ отступать, наша группа в составе 20 бойцов попыталась вырваться из окружения, однако попали в засаду противника и под угрозой уничтожения вынуждены были сложить оружие и сдаться в плен русским военным. Кадровые российские военные обыскали нас, во время чего забрали все ценные вещи и документы. Затем связали, погрузили в «Урал» и, как позже мне стало известно, отвезли в г. Снежное Донецкой области. По дороге к месту назначения автомобиль несколько раз останавливался и дополнительно наполнялся пленными.

Прибыв в г. Снежное, россияне передали нас представителям НЗФ т. н. «ДНР». В дальнейшем нас разместили в боксах бывшего отдела милиции. К тому времени количество пленных уже составляло примерно 500 человек. Условия пребывания в плену были ужасны. Спали на полу, крыша указанного бокса протекала. Кормили два раза в день: в 14 и 23 часа.

Во время пребывания в плену нас заставляли тяжело работать, регулярно избивали, издевались, посреди ночи выводили на построение, пересчитывали и угрожали расстрелять. Проводили регулярные допросы, с целью получить информацию о дислокации сил ВСУ в районе проведения АТО. Во время допросов били и издевались, одному из пленных отрубили правую руку за татуировку в виде Государственного Герба Украины... »



Киевская область

20. Николай Г. (военнослужащий Национальной гвардии Украины, в заложниках находился 50 суток)

«...26 августа 2014 вблизи луганского аэропорта, при транспортировке раненого, я попал в плен. Меня захватили военнослужащие ВС РФ, а именно: бойцы воздушно-десантных войск из Пскова. Командовал ими российский офицер Сердюк Александр, который был вооружен автоматом АКМС и пистолетом «Стечкина». Кроме того, находясь в плену, я видел у российских военных автоматы АК-100, новые модификации снайперской винтовки «СВД» и «Винторез», военную технику (танки, БМП) Российской Федерации с номерами воинских частей.

Российские военнослужащие увезли меня в г. Краснодон, где я ночевал в админздании местной шахты, где также располагалось подразделение НДС ВС РФ. 27 августа 2014 около 17 часов в составе колонны российских военных меня вывезли на территорию РФ в полевой лагерь в 5 км от Ростова-на-Дону. Там меня допрашивали два офицера ГРУ ГШ РФ, во время допросов применяли электрический ток к разным частям тела с телефонного аппарата российских связистов (ТА – 57). В лагере я находился до вечера 29.08.2014, после чего меня вернули на территорию шахты в г. Краснодон. Там держали еще три дня, после чего перевезли в бывший СИЗО райотдела милиции г. Краснодона.

Всего я находился в плену 50 суток. Условия были ужасные. В помещении Краснодонского райотдела милиции, рассчитанного на 4 человека, меня держали вместе с еще 13-ю заложниками. Постоянно происходили допросы, во время которых били руками и прикладом автомата. В течение всего времени я почти ничего не ел и похудел на 26 килограмм. Некую «бурду» давали только в СИЗО, которую никто не ел...»



Донецкая область

21. Олег Ж. (гражданский, в заложниках находился 8 дней)

«...Был похищен на улице террористами «ДНР» в начале июня 2014 года. Причиной моего пленения, как стало известно позже во время допросов, было мое активное участие в Донецком евромайдане в январе-феврале 2014 года, а также личная неприязнь со стороны лидера пророссийских сепаратистов А. Захарченко. Именно этот человек был одним из руководителей донецких титушек, которые в начале 2014 года устраивали провокации и избиение участников Евромайдана, а впоследствии – в апреле-мае организовывал пророссийские митинги в Донецке. Во время этих событий мы несколько раз сталкивались между собой, и он неоднократно угрожал мне. Именно Захарченко задерживал меня вместе с бывшим главой Ворошиловского районного совета г. Донецка И. Приходько и еще 4-5 вооруженными боевиками.

Все время содержался в подвальном помещении здания Донецкого управления СБУ, которое было захвачено террористами. Бетонный пол, несколько кусков поролона, маленький стол и один стул. На поролоне могли спать одновременно 4-5 заложников, но в комнате находилось 12 человек.

Еды почти не давали, только когда выводили на физические работы. Заставляли выполнять хозяйственные работы во внутреннем дворе бывшего управления Донецкого СБУ, загружать ограбленные боевиками ДНР продукты из торгового комплекса «Метро», а также ограбленное имущество из отделения «Укрсоцбанка» по ул. Р. Люксембург в г. Донецк.

Предупреждали, что при попытке сбежать будут стрелять в колени. В подвале глаза почти все время были закрыты скотчем. Когда по моей просьбе один из охранников надрезал его, чтобы не так давил на больной глаз (к тому времени уже начались признаки глаукомы и посттравматическая катаракта – последствия избиения пророссийскими титушками в Донецке 25.02.2014 года), через некоторое время в комнату вошли боевики и начали бить ногами с претензией, что я без разрешения ослабил скотч. На допросы выводили ночью, на руки за спиной надевали наручники, а на голову – мешок. Во время допросов били ногами в грудную клетку, 10-12 раз пытали электрическим током. Угрожали приложить электричество в район сердца.

Охраняли и допрашивали нас представители так называемой «Русской православной армии», а также террористы из НЗФ «Оплот». Среди них было много российских граждан, которые не скрывали этого. Запомнил боевиков «Хаттаба» (ярко выраженный русский, был постоянно вооружен кинжалом и пистолетом), «Иван Ивановича» (про себя говорил полковник запаса из Днепропетровска), «Мексиканца» (был одним из руководителей в застенках), «Охотника»...»



22. Роман Ж. (военнослужащий Госспецсвязи Украины, в заложниках находился 10 суток)

«...В сентябре 2014 года после получения приказа о передислокации нашего подразделения в г. Мариуполь я выехал из г. Донецк, но был задержан на блок-посту террористов в микрорайоне «Широкий». Меня и еще 5 человек вывели из автобуса, руки связали, на головы надели мешки, предварительно обмотав на уровне глаз скотчем, и вывезли на территорию какой-то автобазы. Там меня и других заложников закрыли в одном из пяти гаражей. Судя по звукам из-за стены, в соседних гаражах также были заключены люди, в том числе женщины.

В гараже меня держали 10 суток, кормили 1 раз в день гнилой вареной картошкой. Вместе со мной находились Константин П. и еще один заложник, который после очередного допроса к нам уже не вернулся. Периодически допрашивали, причем все происходило по единому сценарию: в комнату заходили трое террористов в балаклавах, вооруженных пистолетами, один из них задавал вопросы, второй бил кулаками и ногами в голову и грудь, а третий накидывал удавку и душил. Обвиняли в шпионаже в пользу ВС Украины и требовали сообщить, где я спрятал свое табельное оружие, которое мне вообще не выдавали. Постоянно запугивали убийством. Уже после своего освобождения я узнал от родителей, что боевики так называемой ДНР требовали от моих родителей 10 000 долларов США за то, чтобы оставить меня в живых ...»


23. Владимир Г. (сотрудник МВД, в заложниках находился 5 суток)

«...В конце мая 2014 был задержан представителями незаконных вооруженных формирований «ДНР» при попытке освободить своего коллегу, который был захвачен террористами раньше. Среди тех, кто задерживал и допрашивал заложников, в том числе с применением пыток, могу назвать Леонида Харченко (как мне известно, занимал должность одного из руководителей так называемого «отдела контрразведки министерства государственной безопасности ДНР»), Константин Воронченко, позывной «Японец» (офицер связи и доверенное лицо российского террориста Гиркина-Стрелкова), Комисарова Вадима, бывшего сотрудника МВД Украины (лично проводил допросы). Вышеуказанные лица были вооружены пистолетами ПМ и автоматами, одетые в военную форму российского производства без опознавательных знаков.

Меня удерживали в подвале захваченного боевиками ДНР горисполкома г. Константиновка, где применяли меры психологического давления и запугивания: во время допросов надевали мне на голову полиэтиленовый пакет, перезаряжали оружие и имитировали выстрел. При этом пытались получить сведения о моих коллегах – сотрудниках ГУ МВД Украины в Донецкой области, а также неизвестную мне информацию о деятельности на территории г. Константиновка разведывательных подразделений украинских силовых структур...»


24. Владимир В. (военнослужащий ВСУ, в заложниках находился 11 суток)

«...После задержания боевики так называемой ДНР отвезли меня в дом Константиновского городского совета, где закрыли и держали в сыром подвале в течение 11 дней. За все время кормили только 3 раза, дважды жестоко пытали: били ногами, руками, прикладами автоматов и железными прутьями (арматурой) ... »



25. Максим Е. (военнослужащий ВСУ, в заложниках находился 26 суток)

«...В плен попал во время отхода наших войск из Иловайска, меня и моих товарищей захватили военнослужащие ВС РФ. Это была регулярная русская армия с большим количеством танков, БТР, БМП и артиллерии. Россияне посадили нас в тентованные военные грузовики и утром вывезли сначала на территорию РФ – я лично видел через щель машины автомобильную трассу, которой, кроме нас, ехали гражданские машины с российскими номерами, а также автомобили российской полиции, а все дорожные указатели были на русском языке. Вечером того же дня нас вернули в Украину и перевезли в г. Снежное Донецкой области, который контролировался террористами так называемой ДНР.

В течение 26 дней меня держали в гараже местного отделения полиции, где также располагался штаб боевиков. К пленным постоянно применялись меры физического воздействия и психологического давления. Били сильно, различным образом унижали, постоянно нецензурно оскорбляли, морили голодом. Одного из заложников приковали наручниками на улице и запретили кормить, он так и умер у нас на глазах ... »


26. Сергей З. (сотрудник МВД, в заложниках находился 19 суток)

«...Был захвачен террористами так называемой ДНР обманом: мне позвонил мой бывший коллега (как выяснилось потом, он сам был одним из активных боевиков) и сообщил, что со мной хотят пообщаться представители так называемой «народной самообороны ДНР» по поводу освобождения моих подчиненных, которые находились в заложниках.

Я прибыл в назначенное место, но сразу меня связали и бросили в подвал, где начался допрос с применением физического избиения и запугивания. Меня заставляли признаться в преступлениях, к которым я не имел никакого отношения, требовали деньги, а также ключи от собственного автомобиля (впоследствии от моей жены мне стало известно, что ее под угрозой убийства заставили нотариально переоформить автомобиль на одного из боевиков ДНР). Допрашивал и издевался ранее судимый за уголовные преступления местный житель Будаков и еще два человека, которые были в масках. После моего отказа один из боевиков выстрелил из пистолета сначала над моей головой, а затем в колено правой ноги. Несмотря на ранение, меня отвезли в подвал Краматорской прокуратуры (которую террористы захватили ранее), где только на следующий день оказали первую медицинскую помощь – перевязали ногу и сделали обезболивающий укол. Каждый день мне становилось все хуже, нога сильно распухла, я перестал чувствовать ее, но ни разу квалифицированной медицинской помощи я не получил, все ограничивалось уколами. Ко мне в подвал постоянно приходили боевики и продолжали избиение. Я потерял счет дням и веру в то, что когда-нибудь выйду из подвала живым. Но моя жена заплатила за меня выкуп, деньги собирали вся семья и мои друзья – 40 тысяч долларов США. Однажды ночью меня с завязанными глазами вывезли из подвала за город и отдали жене при условии, что наша семья сразу оставит подконтрольную боевикам ДНР территорию ...»


27. Сергей Л. (гражданский, в заложниках находился 123 суток)

«... Я работал в службе такси и 20 августа 2014 получил заказ от одного из жителей г. Луганска на вывоз его семьи из района проведения АТО. Когда проехали населенный пункт Зоринск, меня остановили на блок-посту боевики ДНР. После короткого разговора меня обвинили, что я, якобы, являюсь разведчиком ВС Украины и «работаю на укров», после чего жестоко избили и отвезли на какую-то базу террористов. Там продолжили допрашивать и заставляли признаться, что я выполняю разведывательные задачи. Я пытался объяснить, что работаю в такси, и это легко проверить, но меня вновь и вновь били. Через некоторое время меня перевезли в другое место в лесу, где привязали к дереву и снова сильно избили. На дереве я провисел весь день, видел сарай, в котором были закрыты еще несколько заложников.

Всего в течение четырех месяцев меня неоднократно перевозили в разные места, но везде били и запугивали расстрелом. Мне сломали несколько ребер, пальцы на руках, я периодически терял сознание, но это не останавливало палачей. Последним местом моего заключения был подвал бывшего управления СБУ в Донецкой области, которое боевики превратили в настоящую фабрику смерти ...».


Волынская область

28-32. Владимир П., Вадим С., Геннадий К. и Сергей В. (военнослужащие ВСУ, в заложниках находились 20 суток), Тарас Я. (военнослужащий ВСУ, в заложниках находился 38 суток),

«...В плен попали в конце августа 2014 у пос. Зеркальное Донецкой области. Наше подразделение попало в окружение десантников Псковской дивизии ВДВ ВС РФ. Во время боя почти все боеприпасы закончились, россияне взяли нас в плен. Каждого украинского бойца обыскали, забрали оружие, личные вещи, телефоны и деньги, некоторых сильно избили за то, что отвечали на вопросы на украинском языке. На следующий день нас передали представителям незаконных вооруженных формирований так называемой ДНР, среди которых также было достаточно граждан РФ (специфический акцент, незнание географии Донбасса, российские «триколоры» на военной форме, в разговорах между собой вспоминали своих родных, которые остались в России).

Удерживали нас на территории бывшего отделения полиции в г. Снежное Донецкой области, в гаражных боксах по 40-50 человек в каждом. Кормили 1-2 раза в день остатками пищи от боевиков (1 котелок на двух заложников).

Санитарные условия были ужасными. Спали на полу по очереди, поскольку мест для всех не хватало. Умывались, пили воду и мыли посуду из бочки, стоявшей на улице. Этот процесс любили снимать на мобильные телефоны боевики чеченской национальности, причем предварительно они специально загрязняли воду.

Избиение заложников было эпизодическим, большей частью в качестве развлечения для очередной смены наших охранников. Но психологическое издевательство происходило постоянно: сплошь нецензурная брань, среди наиболее «вежливых» – называли фашистами, бандеровцами, оккупантами ...»


33. Сергей Ф. (военнослужащий ВСУ, в заложниках находился 377 суток)

«...В плен попал в Донецкой области в конце августа 2014 года, мы пытались выйти из окружения с боями, но все же были захвачены военнослужащими 331 полка воздушно-десантных войск ВС РФ из г. Кострома. Часть своего плена содержался в каком-то подвале, без окон и вентиляции, который не отапливался. Спал на полу на старой одежде, очень страдал от паразитов (вши). Питание было ужасное: 1-2 раза в день похлебка из тухлых овощей. Несколько месяцев вообще не видел солнечного света. Почти все время ко мне применялись меры физического воздействия из-за того, что я был украинским офицером. Били ногами и руками, однажды проломили голову. Несколько раз ставили на колени и стреляли из автомата над головой ...»



34. Степан П. (военнослужащий ВСУ, в заложниках находился 8 дней)

«... В плену содержался на территории бывшей военной части, которую захватили боевики ДНР, а именно в комнате, где раньше хранилось оружие. Вместе со мной было еще 8 человек, сидели на полу по очереди, ведь места не хватало. Так и спали, сидя. Агитировали вступить в ряды террористов, угрожали расстрелом. Однажды поставили меня на колени, спросили, готов ли я принять смерть за «свою Украину». Пустили пулеметную очередь над головой ...»



35-37. Андрей В., Павел Ч., Валентин К. (военнослужащие ВСУ, в заложниках находились 123 суток)

«...После захвата нас российским подразделением воздушно-десантных войск ВС РФ (Псковская дивизия) офицеров отделили от солдатского состава и на российских военных грузовиках вывезли в г. Донецк. Нас держали в помещении бывшего архива Донецкого управления СБУ, которое террористы превратили в тюрьму. В начале плена допрашивали почти каждый день, сначала склоняли к вступлению в ряды террористов, обещали выплачивать высокую зарплату и после окончания боевых действий предоставить гражданство РФ. Потом уже просто издевались, неоднократно били, в том числе прикладом автомата в голову. Иногда охранники просто выводили кого-то из пленных, заставляли приседать, отжиматься от пола, при этом били ногами и ржали ...»



38-39. Максим П. и Андрей М. (военнослужащие ВСУ, в заложниках находились 21 день)

«...Заложников постоянно запугивали, что в ближайшее время казнят; однажды боевики ДНР ночью вывели во двор около 50 заложников, выстроили у стены и имитировали расстрел (наведение оружия и осуществление холостого выстрела) ...»



Донецкая область

40. Игорь Н. (военнослужащий Национальной гвардии Украины, в заложниках находился 181 сутки)

«...Попал в плен 31 августа 2014 возле пос. Красносельское после ухода украинских военных и добровольцев от г. Иловайск. Нас окружили бойцы Ульяновской дивизии ВДВ ВС РФ, затем я лично общался с одним из них, старшим лейтенантом с позывным «Лиса» – кадровым российским военным. Двое суток нас держали в полевых условиях, без воды и пищи, после чего перевезли в бывшее помещение УСБУ в Донецкой области на российских военных «КАМАЗах» (две машины примерно по 20 человек) и автобусе (еще 10 человек), передали боевикам незаконного вооруженного формирования «Спарта» (Моторолы).

2 месяца держали в подвале, потом перевезли в Иловайск. Еда была очень плохая, похудел за время плена почти на 20 кг. К заложникам применялись меры как физического, так и психологического воздействия – били, унижали, запугивали расстрелом. Допрашивали с участием офицеров российской военной разведки, но вели они себя достаточно корректно. Местные представители так называемой «ДНР» вели себя более жестоко, пытали заложников.

Обещали сразу уволить, в случае моего согласия, предоставить интервью российским СМИ о преступлениях «киевской хунты», или на вступление в ряды НЗФ «ДНР». Затем было предложение отпустить за 30 тыс. долларов США, через два месяца уже за 10 тыс. долларов США. Я отказался ...»



41. Владимир К. (сотрудник ДСНС Украины, в заложниках находился 11 суток)

«... Был задержан вместе со своим братом неизвестными мне 3 боевиками так называемой ДНР, одетыми в форму российского образца, вооруженными пистолетами ТТ и автоматами АК. Они знали о месте проживания меня и членов семьи, поэтому мой арест не был случайным.

Пешком нас доставили в гостиничный комплекс «Царская охота» (объездная дорога на г. Донецк), где находился какой-то штаб боевиков. Там состоялся первый допрос: нас спрашивали, почему не принимаем участие в военных действиях на стороне террористов, есть ли родственники из числа военных ВСУ и «Правого сектора». Затем нас пешком со связанными руками доставили к шахте «Бутовка» (пригород пгт Сартана), а именно к глубоким окопам напротив шахты (100 метров). Там передали другим членам ДНР, один из них был из Крыма (всего 15 человек); нас повторно допросили в лесу, оказываем ли помощь военным ВСУ. При этом били прикладами, стреляли в окопе рядом с ухом, коленом, резали ножом, у меня был сломан нос. Допрос с пытками продолжался где-то 3 часа, после чего в багажнике авто меня и брата вывезли к зданию Донецкого юридического факультета. Очнулся в подвале, прикованный скотчем к батарее. В нашей подвальной камере было 16 заложников, в других еще 30-40 человек...»


42. Сергей Т. (сотрудник МВД Украины, в заложниках находился 6 суток)

«...В начале июля 2014 после очередного отпуска я направлялся в г. Донецк для дальнейшего прохождения службы. На железнодорожном вокзале был задержан лицами в военной форме с шевронами незаконного вооруженного формирования «Восток» так называемой «ДНР». После выявления у меня удостоверения сотрудника органов МВД Украины я был избит указанными лицами и принудительно доставлен, по моему мнению, в воинскую часть, где-то в районе макаронной фабрики г. Донецка.

Меня постоянно держали в подвале, в котором отсутствовали какие-либо санитарные условия (физические потребности справляли в ведро), также отсутствовала какая-либо мебель для отдыха. За все время пребывания в заложниках мне ни разу не оказывалась медицинская помощь, в которой я очень нуждался в связи с ежедневными пытками и избиением. Удары наносили руками, ногами, прикладами автоматического оружия. Постоянно угрожали расстрелом, нечеловеческими пытками, стреляли из огнестрельного оружия рядом с головой и телом, морили голодом.

Как следствие, в результате указанных пыток, я стал инвалидом 3 группы с потерей 50% работоспособности, через что мне пришлось уволиться из органов МВД Украины по состоянию здоровья. В настоящее время я не могу трудоустроиться вследствие получения инвалидности ... »



43. Сергей М. (военнослужащий Национальной гвардии Украины, в заложниках находился 181 сутки)

«...Мое подразделение принимало участие в боевых действиях по освобождению г. Иловайска от незаконных вооруженных формирований т. н. «ДНР», где я и был захвачен в плен российскими военнослужащими (десантниками).

В сопровождении боевиков «ДНР» нас на грузовых автомобилях привезли в г. Донецк, в здание бывшего областного Управления СБУ, где в течение двух месяцев держали в подвальном помещении. В дальнейшем меня и еще 40 заложников перевезли в г. Иловайск, в «городскую комендатуру ДНР». На протяжении почти 6 месяцев меня и других заложников неоднократно избивали, иногда по-зверски: били ногами, железной арматурой, автоматами. В Донецке пытками руководил боевик по кличке «Адреналин», а в Иловайске – террорист с позывным «Ангел»…»



ОБНАРОДОВАННЫЕ ФАКТЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ УКРАИНЫ ПО ПРИВЛЕЧЕНИЮ К ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЛИЦ, ПРИЧАСТНЫХ К ПЫТКАМ УКРАИНСКИХ ГРАЖДАН, КОТОРЫЕ БЫЛИ

ЗАЛОЖНИКАМИ РОССИЙСКИХ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИХ ГРУППИРОВОК НА ТЕРРИТОРИИ ОРДЛО




Поділіться з Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7

Схожі:

Служба безопасности украины свидетельства украинских граждан, которые были заложниками российских террористических группировок на территории ордло, относительно iconСлужба безопасности украины свидетельства украинских граждан, которые были заложниками российских террористических группировок на территории ордло, относительно
Четвертый выпуск сборника укомплектован по результатам опроса сотрудниками Службы безопасности Украины еще 54 украинских граждан,...
Служба безопасности украины свидетельства украинских граждан, которые были заложниками российских террористических группировок на территории ордло, относительно iconСавік Шустер Добрый вечер. Мы на территории свободы, прямой эфир на телеканале «3-Эс-ТиВи». Сегодня у нас две темы: экономика страны и декларации, которые заполнили чиновники высшего ранга Украины. Начнём с экономики
Добрый вечер. Мы на территории свободы, прямой эфир на телеканале «3-Эс-ТиВи». Сегодня у нас две темы: экономика страны и декларации,...
Служба безопасности украины свидетельства украинских граждан, которые были заложниками российских террористических группировок на территории ордло, относительно iconАдминистрации президента Украины. Сергей Соболев: председатель фракции «Батьківщина» в Верховной Раде. Руководитель управления информационной безопасности Национальной гвардии Украины Юрий Стець
Так же, как мы обсудим гуманитарный конвой Владимира Путина, который сейчас стоит на границе. Но начнём мы с гуманитарного конвоя...
Служба безопасности украины свидетельства украинских граждан, которые были заложниками российских террористических группировок на территории ордло, относительно iconДобрый вечер, мы на территории свободы, прямой эфир на телеканале «3-Эс-ТиВи». Наша аудитория как всегда, вся Украина. Здравствуйте. Кроме жителей Крыма и неподконтрольных Украине территорий на Донбассе
Украины Виталий Касько. Лидер партии «Гражданское движение «Народный контроль»», секретарь парламентского комитета по вопросам коррупции...
Служба безопасности украины свидетельства украинских граждан, которые были заложниками российских террористических группировок на территории ордло, относительно iconКалендарно-тематическое планирование по интегрированному курсу «Литература
Украины (приказ Министерства образования и науки, молодежи и спорта Украины от 06. 06. 2012 г. №664): Учебные программы для общеобразовательных...
Служба безопасности украины свидетельства украинских граждан, которые были заложниками российских террористических группировок на территории ордло, относительно iconМетодична служба – школі інформаційно-методичні матеріали на допомогу працівникам освіти Випуск 3 Тернопіль
Методична служба – школі. Інформаційно-методичні матеріали на допомогу працівникам освіти. Випуск / Укладачі: Ю. В. Буган, О. В....
Служба безопасности украины свидетельства украинских граждан, которые были заложниками российских террористических группировок на территории ордло, относительно iconТроян с. С., доктор історичних наук, професор кафедри зовнішньої політики І дипломатії Дипломатичної академії України при мзс україни
Троян Сергей Станиславович. Доктор исторических наук, профессор. Профессор кафедры внешней политики и дипломатической академии Украины...
Служба безопасности украины свидетельства украинских граждан, которые были заложниками российских террористических группировок на территории ордло, относительно iconНелюдських умов утримання у заручниках
Які знаходилися у заручниках російських терористичних угрупувань на території ордло
Служба безопасности украины свидетельства украинских граждан, которые были заложниками российских террористических группировок на территории ордло, относительно iconАпарат верховної ради україни
Анатолий гриценко:"все эти три года мы последовательно воплощали в жизнь те обещания, которые давали своим избирателям" 13
Служба безопасности украины свидетельства украинских граждан, которые были заложниками российских террористических группировок на территории ордло, относительно iconІнформаційний бюлетень нових надходжень до фондів Наукової бібліотеки мду
Основы экологической безопасности территорий и акваторий : учебное пособие / М. Е. Краснянский. – Харьков : бурун и К, 2013. 268...


База даних захищена авторським правом ©biog.in.ua 2017
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка