Соціологія у (пост)сучасності зміст



Сторінка14/18
Дата конвертації28.07.2017
Розмір3,69 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18

Расолько Игорь

Белорусский государственный университет


(Беларусь,г. Минск)
Категория «диаспора» в социологическом знании
Понятие «диаспора» активно используется в современной научной литературе. Более того, Р. Брубейкер отмечает тенденцию к увеличению частоты использования данного термина в академических исследованиях.

Несмотря на это, на сегодняшний день можно говорить об отсутствии единого определения данной категории. Как отмечает Т.С. Кондратьева, решение дефиниционной проблемы идет уже, по крайней мере, 30 лет.

Одна из причин сложившейся ситуации состоит в многогранности самого исследуемого понятия, которая, в первую очередь, связана с тем, что под «диаспорой» понимается как процесс расселения, так и этнические общности. Другой причиной является относительная новизна термина в русскоязычной научной литературе.

Как правило, выделяются два типа подходов к категориальному анализу понятия «диаспора». Первый связан с концептом «классической» или «исторической» диаспоры; второй с так называемыми «новыми» («современными») диаспорами.

Суть классического подхода состоит в разработке дефиниции, связанной с изначальным смыслом понятия. В связи с тем, что термин «диаспора» в его первоначальном виде описывал изгнание евреев с исторической родины и их разбросанность по многим странам, то, как правило, именно данный случай расселения рассматривается как модельный, идеальный тип диаспоры. Дальнейшая работа с дефинициями в рамках данного подхода сводится к поиску критериев и существенных признаков, по которым можно сопоставить другие случаи расселения с идеальным типом для обоснования возможности отнесения их к диаспорам.

Одним из основных положений, критикующих данный подход, является тот факт, что такая модель не является однородной и выделяемые критерии не могут полно охарактеризовать все возможные случаи формирования и функционирования диаспор. Кроме того, диаспора характеризуется способностью к трансформации, что говорит о ее исторической изменчивости. Таким образом, трудно говорить о каких-либо постоянных и всеохватывающих характеристиках еврейской диаспоры (или какой-либо другой) как модели.

В связи с этим, а также в связи с тем, что в результате активизации миграционных процессов и изменения границ активно формируются новые этнические сообщества, оформляется подход, направленный на изучение «новых» диаспор, которые не могли в полной мере соответствовать «модельным» диаспорам, но обладали рядом характерных для них признаков.

Выработка дефиниции в данном подходе сводится к выработке критериев, по которым диаспора будет отличаться от «недиаспоры». К таким критериям могут относиться: наличие институтов, направленных на поддержание и воспроизводство идентичности, характер расселения, наличие трансобщинных и транснациональных связей и многие др.

Вероятно, главное достижение данного подхода – выявление новых критериев и характеристик сообществ.

Как правило, критика дефиниционных теорий сводиться к критике несовершенства выделяемых критериев. Например, они могут быть не применимы к определенным сообществам, нечувствительны к трансформационной динамике диаспор, либо могут не охватывать весь объем понятия или пересекаться друг с другом, тем самым нарушая требования формальной логики к научным понятиям. Сложность также в возможном противоречии друг другу выделенных таким образом понятий, что создает ряд проблем, связанных с соотношением результатов различных исследований, и актуализирует необходимость создания универсального подхода, который при этом должен характеризоваться гносеологической эффективностью.

В качестве отправной точки разработки универсального подхода мы рассматриваем наличие какого-либо общего критерия, по которому формируются дефиниции. Таким общим критерием может являться факт, что данное понятие связывается с сообществами, которые формируются и функционируют в иноэтничной среде. Если данный критерий рассматривать в качестве ключевого при создании дефиниции, то такой подход будет иметь ряд преимуществ.

Так, он создает открытую систему, тем самым позволяя учитывать динамичный аспект феномена (появляется возможность описывать новые явления, не «вклинивая» их насильно в предшествующую теорию либо ломая ее). Такая система, при этом, может приниматься как универсальная.

Основным недостатком подхода является то, что определение диаспоры по такому критерию во многом пересекается с понятиями «этнических меньшинств», «этнических групп».

Преодоление недостатков возможно через переход к понятию «диаспоральности». Данное понятие применялось у В.И. Дятлова для обозначения комплекса качеств и свойств, которые «должны приобрести меньшинства, избежавшие ассимиляции и вытеснения». Рассматривая «диаспоральность» как случай этничности, необходимо учитывать тот факт, что «диаспоральность» формируется под воздействием иноэтничного фона, и вызывает к жизни феномены, не сводимые к этничности.

В самом общем смысле «диаспоральность» может пониматься как теоретический конструкт, фиксирующий существенные признаки, характерные для этнокультурной общности, функционирующей в контексте другой этнической группы. Таким образом, данное понятие может, с одной стороны, снять проблему демаркации «диаспоры-недиаспоры», а с другой сохранить возможность исследования различных существенных характеристик, в зависимости от целей анализа, особенностей рассматриваемой группы, позиций автора. Следовательно, на основании данного конструкта создается открытая теоретическая модель, которая позволяет эффективно реагировать на процесс постоянной трансформации диаспорных сообществ, через включение в категорию «диаспоральности» новых признаков и индикаторов.
Резнік Віталій

Донецький державний університет управління

(Україна, м. Донецьк)
Соціальна реклама в Україні
В наш час все більше людей схиляються до думки про необхідність соціальної реклами. Палити, зловживати алкоголем, вживати наркотики, смітити в заборонених місцях, робити вчинки, які суперечать моральним нормам та стандартам поведінки в суспільстві стає вже немодним. Люди скучили за здоровим способом життя, безкорисливим спілкуванням один з одним, їм набридло жити в засмічених місцях. Саме тому метою соціальної реклами є поліпшення соціального самопочуття у суспільстві, звернення уваги на важливі теми, або, навпаки, застереження людей від певних дій. Таким чином, звернення до теми соціальної реклами дуже актуальне для вирішення різноманітних соціальних проблем в Україні. Відтак метою роботи є розкриття поняття соціальної реклами в Україні та визначення перспектив її розвитку.

Відповідно до закону України «Про рекламу», під соціальною рекламою розуміється інформація будь-якого виду, розповсюджена в будь-якій формі, спрямована на досягнення суспільно корисних цілей, популяризацію загальнолюдських цінностей, розповсюдження якої не має на меті отримання прибутку. Соціальна реклама оплачується рекламодавцем, яким може виступати громадська організація, або, наприклад, держава [1].

Соціальна реклама створює атмосферу, моду, застерігає, спонукає замислитися, зупинитися, попереджає про можливі негативні наслідки вчинення певних дій, не схвалюваних суспільством або інститутами охорони здоров'я [4].

За останні кілька років контент соціальної реклами мало змінився. Близько 2-2,5% телеефіру та площ зовнішньої реклами займає "соціалка". Фахівці стверджують, що в ній небагато креативу. Соціальні проекти в Україні проводяться досить рідко, а якщо вже й проводяться, то вони не завжди ефективні.

Соціальна реклама – досить складний вид реклами. Головна її відмінність від комерційної полягає в специфічному комплексі емоцій, які вона має викликати: шок, обурення, розчулення, жалість. Основні замовники такого виду реклами – держава, благодійні фонди, великий бізнес. Гроші найчастіше йдуть на пропаганду поліпшення демографічної ситуації, захисту від СНІДу, зменшення расової нетерпимості, популяризацію здорового способу життя, сімейних цінностей, патріотизму [5].

Ефективність соціальної реклами досліджувати складніше. За останній рік, констатують в МОЗ, курців в Україні стало менше на 2%. Експерти не заперечують: певною мірою на це вплинула антитютюнова кампанія. Але витрати на такі ролики великі: над підготовкою кожного щонайменше 3 місяці працює команда маркетологів, соціологів і психологів. Робота може тривати до півроку і більше, а проводиться акція від тижня до місяця. Вже після проведення відстежують всі резонанси в соціальних мережах, форумах, за листами до редакції, по дзвінках на гарячі лінії [3].

Якою має бути соціальна реклама, щоб люди на неї відреагували? Це – вічна суперечка рекламістів. Одні фахівці кажуть – позитивною. Майже всі "НЕ" сприймаються людьми, а особливо молоддю, як стимул до того, щоб спробувати. Інші кажуть, що вона має бути негативною. Саме тоді, коли рекламний ролик шокує, ефект від нього є більшим. Єдине, чого, за одностайним вердиктом експертів, варто уникати в соціальній рекламі – тем суїциду, адже щойно в суспільстві починають зачіпати цю тему, статистика самогубств різко зростає.

Також дуже ризиковано зачіпати теми, які торкаються не тільки "проблемної" аудиторії. Результат такої соціальної реклами може бути непередбачувним. Так, 4 роки тому одне з українських рекламних агентств провело кампанію проти наркоманії зі слоганом "Мамо, чому я урод?". В Україні рекламна кампанія була закрита внаслідок масових судових позовів. Були випадки нанесення серйозної шкоди психічному здоров'ю людей.

Серед "нових" тем соціальної реклами – гендерні проблеми (відстоювання рівних з чоловіками прав жінок), боротьба з бідністю, захист бездомних, заклики до толерантності щодо різних соціальних груп, профілактика СНІДу [2]. Не менш важливі напрями соціальної реклами – охорона навколишнього середовища, захист історичних і культурних пам'ятників, допомога інвалідам, старим і безробітним. Потребують підтримки з боку суспільства ветерани війни і праці, громадські фізкультурні та спортивні рухи, сільські центри культури, центри народної творчості та багато інших елементів складної соціальної структури українського суспільства [6].

На Заході соціальна реклама займає близько 30% рекламного часу на ТБ і близько 20% обсягів зовнішньої реклами. Тоді як в США цей ринок оцінюється в майже мільярд доларів на рік, в Україні немає навіть чітко виробленої стратегії вирішення суспільних проблем шляхом реклами. Ось і виходить, що існуюча реклама часто не працює і викликає нерозуміння і подив частіше, ніж потрібний ефект. Отже, соціальна реклама в Україні має величезний потенціал розвитку, якщо тільки подолає початкові труднощі, характерні для етапу становлення будь-якого нового способу комунікації.



Література: 1. Актуальность социальной рекламы [Електронний ресурс]. – Режим доступа: http://www.uran.donetsk.ua/~masters/2009/fem/potapova/library/article3.htm. 2. Респект Реклама [Електронний ресурс]. – Режим доступа: http://www.respect-reklama.ru/press/469.html. 3. Украинская социальная реклама [Електронний ресурс]. – Режим доступа: http://kp.ua/daily/281011/308442/. 4. Социальная реклама [Електронний ресурс]. – Режим доступа: http://www.socreklama.ru/. 5. Парадокс социальной рекламы в Украине [Електронний ресурс]. – Режим доступа: http://www.outdoor.org.ua/press/paradox.html. 6 Социальная реклама - какова она сейчас? [Електронний ресурс]. – Режим доступа: http://www.c141.com.ua/news/311-novyj-syuzhet-na-kanale-ubr-soczialnaya-reklama-kakova-ona-sejchas-.html.
Рогач Анастасия

Харьковский национальный университет имени В.Н. Каразина

(Украина, г. Харьков)
Магия в контексте функциональной теории Бронислава Малиновского
Сущность магии исследовали представители религиозного, оккультного, философского, психологического, антропологического и социологического подходов. В рамках последнего изучаются отношения между индивидами, в которые они вступают по поводу «магического», социальные действия, которые этими отношениями порождаются.

Мы рассматриваем магию с точки зрения функциональной теории Бронислава Малиновского. Область научного интереса этого исследователя находилась на стыке антропологии и социологии, так что его угол зрения является одновременно специфичным и интересным для нас. С магией ученый познакомился на Тробрианских островах, ее он описывает на примере доиндустриальных сообществ, их населявших (меланезийцы).

Дабы внести большую ясность, следует пояснить, что же есть функциональный метод. Упрощенно – это анализ, с помощью которого исследователь пытается определить связь между человеческими потребностями и культурным действием.

Таким образом, магия для Малиновского практически лишена какого-либо мистицизма, чаще всего она выступает инструментом кооперации. Он говорит, что социолога, решившего изучать магию у дикарей, постигнет разочарование. Она является «совершенно трезвым, прозаичным и даже грубым ремеслом… Совокупность чисто практических действий, служащих средством для достижения конкретных целей».

Итак, первое, в чем уверяет нас основатель функционального анализа – «Нет обществ, какими бы примитивными они ни были, без религии и магии». Но тут же он добавляет, что даже в самых диких племенах существуют элементы научного мышления. В любом примитивном обществе компетентные исследователи обнаруживают две отдельных сферы – сакральное – сфера магии и мирское (профанное) – наука. Представители таких сообществ с благоговением относятся к передаваемым из поколения в поколение обрядам, обычаям, но и внимательно наблюдают за процессами в природе, отмечают их регулярность – т.е., в некой степени, логически оценивают реальность.

Самое важное для обеспечения жизни – земледелие. Жители отстровов имеют достаточно обширные представления о типах почвы, особенностях растений, погодных колебаниях, и уверены в надежности этих знаний; они осознают важность труда.Но, в то же время, меланезийцы убеждены, что «магия абсолютно необходима для плодородия их огородов». Причем, никто не может точно сказать, что произошло бы без исполнения обрядов и ритуалов, но какая-то беда – это уж точно. В военных действиях решающая роль приписывается силе, ловкости и отваге, но все же бывают случайности и неудачи – «страховкой» в этом случае снова служит магия.

Что касается здоровья, туземцы знают обо всех естественных факторах, способных причинить вред телу, известно им так же и о влиянии старения, хотя у них и свое объяснение этому процессу: «Старые люди постепенно теряют силы, пищевод у них закрывается, и поэтому они умирают». Но, так как сфера колдовства для меланезийцев вполне серьезна и велика, большая часть недомоганий и смертей приписывается все-таки ему.

Получается, что с проблемами, понятными им, примитивные народы справляются посредством знаний и труда; проблемы же неизвестного внешнего характера подлежат решению магией.

Реакция любого человека на переполняющую его ярость – сжатый кулак; влюбленный обращается в предмету обожания в своих мечтах, как бы прижимая его к груди; охотник рисует в своем воображении уже пойманную добычу; заблудившийся в темноте видит вполне реальные для него образы демонов, обращается к ним с целью запугать или молить о пощаде, или же цепенеет, будто пытается притвориться мертвым. Жесты людей чаще всего бесконтрольно выражают наши эмоции и желания. В тупиковых ситуациях рациональное мышление уже не действует, собственный опыт может оказаться бесполезен. Как следствие, возникает естественная реакция нервной системы, которая помогает снять напряжение и восстановить самоконтроль. Эффект у этого получается совершенно очевидный – эмоциональное переживание порождает перемену в настроении, ситуация воспринимается с иной точки зрения. Получается, что сила, рожденная собственной психикой и физиологией, воспринимается как магическое действие, пришедшее извне и оказавшее помощь.

Малиновский также проводит сравнение сферы магии со сферами, более привычнымисовременному человеку, – наукой и религией. Наука основывается на опыте жизни, а магия – на опыте эмоциональных состояний. Религия, так же, как магия, порождается ситуациями эмоционального стресса, так же предлагает выход путем исполнения ритуала и веры в сверхъестественное. Обе они овеяны ореолом чуда, основаны на мифологии, обе окружены табу и предписаниями. Но техника магии более проста, ее использование предназначено лишь для избранных. С религией все обстоит прямо противоположно.

Для современного человека магия в форме ритуалов существует в повседневной, обыденной жизни, используется более или менее осознанно или нет – например, в ритуалах вежливости, которые изначально могли иметь иной смысл. Как пишет в своей книге А. Сафронов, наиболее яркие проявления неосознанной магии можно увидеть в армейских ритуалах, ведь в силу консервативности военных институтов суть ритуалов почти не изменялась. У военных до сих пор существует обряд посвящения – присяга, обряд благопожелания – отдача чести. Ежедневно практикующими магию представителями любого социума являются дети.

В настоящее время принято говорить о «магическом ренессансе». И это верно, ведь наблюдается нечто похожее на «возрождение» магии. Люди снова возлагают большие надежды на различные астрологические прогнозы, гадания; на телевидении большой популярностью пользуются проекты с участие экстрасенсов. Кроме того, что магия будто бы может оказать помощь, она может послужить и своеобразным «громоотводом» – ведь человеку вполне свойственно винить в своих неудачах «злые силы». Если исходить из позиций функционализма Малиновского, то вполне логично, что современные люди с их развитой цивилизацией точно так же нуждаются в поддержке «извне», как и люди примитивных племен, особенно во времена неуверенности в завтрашнем дне.


Рожок Ольга

Харьковский национальный университет имени В.Н. Каразина

(Украина, г. Харьков)
Проблема инкорпорирования культурного капитала школьниками в рамках получения среднего образования
Культурный капитал в своих работах рассматривали Бурдье, Радаев, Зарицкий, Голиков, Голоденко, Балакирева, Валькована, Нестик и др. П. Бурдье, один из самых крупных исследователей форм капитала, о культурном капитале говорит следующим образом: «бoльшую часть свойств культурного капитала можно вывести из того факта, что в своем основном состоянии он связан с телом [the body] и предполагает некое инкорпорирование [embodiment]» [1]. В. Радаев, говоря о культурном капитале, выражает свои мысли, в основном, с помощью понятий и определений, разработанных французским социологом. Радаев интерпретирует культурный капитал посредством рассмотрения последнего через его два состояния, а именно, состояния объективации и инкорпорации. В инкорпорированном состоянии, говорит Радаев, этот капитал воплощается в практическом знании, а в своем объективированном состоянии – выступает в виде «культурных благ» [2]. По словам Дэвида Тросби, культурный капитал может существовать в двух формах – материальной и нематериальной. Следует сказать, что концепция культурного капитала Тросби – это, прежде всего, экономическая концепция культурного капитала, и ученый в большей мере акцентирует свое внимание не на операционализации понятия «культурный капитал», а на проблематике взаимосвязи культурной ценности с ценностью экономической [3].

В данной работе культурный капитал рассматривается нами, прежде всего, как результат личностного опыта, осознанно и целенаправленно приобретаемого индивидом в процессе его социализации, способный к участию в процессах конвертации и аккумуляции. Культурный капитал, по нашему мнению, является основополагающим и наиболее ценным капиталом во всем капитальном ансамбле индивида. Разумеется, инкорпорация культурного капитала – процесс длительный и очень трудоемкий, предполагающий наличие «правильных» установок, воли и желания. Инкорпорированный культурный капитал легко узнаваем. Он проводит границу между «своими» и «чужими». Но культурный капитал – это не только так называемый «код», дающий человеку возможность свободного общения с представителями его общества и культуры (язык, жесты, символы, правила и манеры поведения), это также ключ, открывающий перед индивидом двери в его референтные группы.

Признаками культурного капитала, как нам кажется, являются: нравственность, образованность и стремление к самосовершенствованию.

Нравственность определяется через совокупность следующих индикаторов: 1.1. нравственное сознание (знания о добре, чести, порядочности, совести и т.п.); 1.2. нравственные чувства (вежливость, доброта, честность, достоинство, совестливость, ответственность и т.д.); 1.3. принятие общечеловеческих ценностей и идеалов (ценность человеческой жизни, любовь к природе и т.д.); 1.4. активное неприятие норм поведения и привычек, противоречащих принятым правилам и нормам поведения в рамках родной культуры.

Образованность определяется посредством следующих индикаторов: 2.1. грамотная речь; 2.2. осведомленность об общей ситуации в своей стране и мире в целом; 2.3. владение знаниями, полученными в рамках школьного образования; 2.4. наличие квалификации в узкой сфере.

Стремление к самообразованию: 3.1. изучение научной, научно-популярной, учебной, художественной и другой литературы; 3.2. просмотр или прослушивание образовательных передач; 3.3. посещение конференций, семинаров, лекций, специальных курсов и т.д.; 3.4. посещение галерей, музеев, выставочных залов, театров и т.д.; 3.5. ознакомление с достопримечательностями (своего города, страны, других стран); 3.6. самостоятельная творческая деятельность в той или иной сфере в силу своих способностей и умений.

Культурный капитал в современном украинском обществе, так же как и в любом другом, является ценным и востребованным в разных сферах человеческой жизнедеятельности. Это обусловлено самой спецификой современного информационного социума, отличительными чертами которого являются увеличение роли информации и знаний в жизни общества. В отличие от общества индустриального (в котором превалировали рабочие как основная рабочая сила), в современном обществе более всего ценится умственный, интеллектуальный труд. Общество нуждается в образованных людях, свободно и легко работающих с информацией и символами. Поэтому социальный статус индивида и его положение в обществе зачастую зависит от качества его образования, и, соответственно, от уровня его культурного капитала.

Получению этого статуса украинскими школьниками, на наш взгляд, мешает искаженное восприятие места и роли инкорпорированного культурного капитала в их собственной жизни. Вследствие этого наблюдается малая степень заинтересованности и вовлеченности школьников (а после – студентов) в образовательный процесс и, следовательно, обретение ими культурного капитала лишь частично (иными словами – приобретение только институционального культурного капитала). Если рассматривать требования школьников к своей будущей профессии в соответствии с теорией потребностей Маслоу, то, на наш взгляд, их доминирующими потребностями являются потребности в безопасности (условия, безопасность труда, гарантии занятости, наличие социального пакета), а также потребность в признании и уважении (желание иметь высокий статус, престиж, авторитет). При этом потребность в самовыражении и реализации своих творческих способностей является не столь важной.

В дальнейшем следует сосредоточиться на исследованиях искаженного восприятия школьниками места и роли инкорпорированного культурного капитала в их собственной жизни, что позволит разрабатывать социальные технологии для коррекции существующих практик.

Литература: 1. Бурдье П. Формы капитала /Бурдье П. //Экономическая социология [Электронный ресурс]. - Режим доступа: www.ecsoc.msses.ru. 2. Радаев В.В. Понятие капитала, формы капиталов и их конвертация/ Радаев В.В.//Экономическая социология [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.ecsoc.msses.ru. 3. Throsby D. Economics and Сulture. Cambridge: Cambridge University Press, 2001 [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://publishing.eur.nl/ir/repub/asset/784/TOWSE+EBOOK_pages0178-0181.pdf
Ролёнок Андрей

Европейский гуманитарный университет

(Литва, г. Вильнюс)
«Космополитическая Европа»: пределы «методологического национализма» в общественных науках
Объектом данного исследования является идея «космополитической Европы» как способ тематизации европейской культурной идентичности; предметом – соотношение «методологического национализма» и «методологического космополитизма» в общественных науках.

Цель – проанализировать соотношение «методологического национализма» и «методологического космополитизма» в общественных науках и определить условия возможности / границы конструирования европейской идентичности как космополитической.

В данном исследовании мы попытаемся ответить на следующие вопросы: действительно ли необходимо отказаться от методологического национализма в пользу методологического космополитизма? Что значит подобный отказ для концептуализации европейской культурной идентичности и европейской интеграции? Действительно ли национализм в общественных науках и социальной жизни перестал быть значимой системой символических координат и схемой идентификации?

По нашему мнению, Европу следует мыслить амбивалентно – «методологический космополитизм» предполагает и даже порождает «методологический национализм». Нет никакого глобального метанарратива, повествующего об исторически необходимом преодолении / снятии национализма как методологического анахронизма или нации как исчерпанной / изжитой схемы идентификации. И космополитизмы, и национализмы являются продуктом модернити, понятой амбивалентно (З.Бауман) и плюрально (Ш.Айзенштадт).

В данной работе под «методологическим национализмом» понимается такой подход, согласно которому общество отождествляется с нацией и анализируется в связке с системой национальных государств и в терминах национальной государственности. Национальное государство становится в этой аналитической схеме «контейнером» общества. Мы опираемся на трактовку Ульриха Бека. «Методологический национализм», согласно У. Беку, является также метатеорией идентичности или «территориальной» теорией идентичности, опирающейся на практику «исключающей дифференциации»: для конструирования нашей идентичности необходимо выделение/вычленение того, что нам чуждо (Другого), для формирования самосознания и социальной интеграции необходимо пространство, защищенное (ментальными) барьерами.

В современной социальной теории наличествует версия теоретизирования, претендующая на пересмотр подобных методологических оснований. Имя этого дискурса – космополитизм. Он исходит из предположения, что космополитическими стали сами условия человеческого существования. Актуализации / возрождению космополитического дискурса способствовали процессы глобализации. Глобализация (особенно глобализм) сделала тезис о глобальной взаимозависимости самоочевидным, а жизнь в едином мире – реальной. «Контейнерная теория общества» была поставлена под сомнение, а некоторые радикальные социальные теоретики спешно объявили о «конце национального государства»: если «национальное» более не может быть неопровержимым основанием исследования общества, то следует обратиться к транснациональному, космополитическому мышлению.

«Методологический космополитизм» первично негативно определяется как критика «методологического национализма». Исходя из перспективы «методологического космополитизма», следует преодолеть следующие принципы «методологического национализма»: 1) подчиненность общества государству, 2) противопоставление национального и международного, 3) экстраполяция методов анализа национальных общества на анализ глобального, 4) бинарность в понимании культурной множественности, 5) «исключающая дифференциация» в интерпретации различий.

Такие современные социальные теоретики, как Ульрих Бек, Зигмунт Бауман, Юрген Хабермас, рассматривают последствия эпистемологической трансформации («космополитизации») на примере Европы (проблемы конструирования европейской идентичности). Указанные авторы солидарны в диагностике современного состояния ЕС как космополитического или транснационального проекта. Основой данного проекта является понимание Европы как культуры разнообразия, как «инклюзивной дифференциации» («и то, и другое»). «Космополитическая Европа» – это сообщество разнообразных наций (человечество), мирно существующих друг с другом за счет признания автономии, готовности к диалогу и радикальной открытости самого проекта европейской интеграции.

Нетрудно заметить, что подобное описание противоречит реальности ЕС: 1) увеличение рейтингов ультраправых партий в ЕС (например, Франция, Финляндия, Италия), 2) профсоюзные протесты, направленные на ужесточение миграционной политики и защиту рабочих мест от иностранцев, 3) отказ принимать беженцев во время «арабской весны» 2011 года, 4) депортация цыган во Франции, 5) провал общеевропейской бюджетной политики (Ирландия, Греция, Италия, Испания, Португалия). Список примеров можно продолжать. Но факт остается несомненным. Дискурс космополитической Европы порождает дискурс национализма – политики, интеллектуалы, простые граждане вновь говорят о необходимости защиты национального суверенитета от «Большой Европы» (особенно это заметно во франко-германской попытке внести изменения в механизмы финансовой регуляции в рамках ЕС, желании временно лишить Грецию финансовой независимости в пользу ЕС).

Следовательно, «космополитическая Европа» – это, скорее, актуальный интеллектуальный тренд в рамках современной европейской социальной теории. Будучи продуктом европейского контекста, он идеализирует собственный опыт европейских интеллектуалов, свободно и с легкостью путешествующих по Европе и за её пределами. «Космополитическая Европа» – это порожденное интеллектуалами-европейцами самопонимание Европы.





Поділіться з Вашими друзьями:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18

Схожі:

Соціологія у (пост)сучасності зміст iconРобоча програма навчальної дисципліни економічна соціологія
«соціологія», спеціальністю 030101 –«соціологія», 030102 «соціальна робота»
Соціологія у (пост)сучасності зміст iconПовідомлення про проведення з’їзду (зборів, конференції) політичної партії з метою висунення кандидата на пост Президента України
Заява про реєстрацію уповноваженого представника кандидата на пост Президента України
Соціологія у (пост)сучасності зміст iconРішення вищого керівного органу політичної партії про висування кандидата на пост Президента України (пункт частини другої статті 51 Закону ) Заява про згоду балотуватися кандидатом на пост Президента України
Центральною виборчою комісією для використання під час проведення позачергових виборів Президента України 25 травня 2014 року
Соціологія у (пост)сучасності зміст iconПрограма навчальної дисципліни соціологія реклами для студентів спеціальності 054 «Соціологія»

Соціологія у (пост)сучасності зміст iconРобоча програма Соціологія сім`ї для студентів за напрямом підготовки 0301 Соціологія, спеціальністю 030101Соціологія

Соціологія у (пост)сучасності зміст iconСоціологія – Городяненко
Намагання пізнати, осмислити суспільство, реалізувати своє ставлення до нього супроводжувало людство на всіх етапах його історії....
Соціологія у (пост)сучасності зміст iconОпорний конспект лекцій з дисципліни „ соціологія" м. Кременчук 2008 Тема соціологія як наука об’єкт І предмет соціології. Поняття „соціального"
В соціологічній літературі назва цієї науки конструюється з латинського слова societas (суспільство) та грецького слова „lodos”
Соціологія у (пост)сучасності зміст iconСемінарське заняття №4 соціологія книги І соціологія читання
Методологічні та соціально-історичні аспекти становлення предмета соціології книги І соціології читання
Соціологія у (пост)сучасності зміст iconЗміст Вступ Життєвий шлях Лесі Українки Поезія Лесі Українки Новаторство поетеси та заклик до боротьби Біблійні легенди та їх співзвучність сучасності Інтимна лірика Передчуття революції Ліроепос Лесі Українки Висновок Список літератури
Спочатку тільки шум І потріскування. Потім, мов крізь бурю, мов крізь товщу сповнених великих історичних зрушень років, які відділяють...
Соціологія у (пост)сучасності зміст iconМетодичні вказівки та індивідуальні завдання до вивчення дисципліни "Соціологія" для студентів усіх спеціальностей заочної
Робоча програма, методичні вказівки та індивідуальні завдання до вивчення дисципліни „Соціологія” для студентів усіх спеціальностей...


База даних захищена авторським правом ©biog.in.ua 2019
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка